Нашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

История Алексеевского женского монастыря

Во второй части передачи “Места и люди” – об истории Алексеевской женской обители, переселении её из Чертолья в Красное Село, игумении Антонии Троилиной и монастырском некрополе.

00:13:42
История Алексеевского женского монастыря
Протоиерей Артемий Владимиров

Ведущая Анна Шалыгина. История Алексеевского ставропигиального женского монастыря в Москве невидимо соединена с местом главного российского храма – храма Христа Спасителя, возведённого как храм-памятник в ознаменование победы в Отечественной войне 1812 года. Великий замысел императора-победителя Александра I Благословенного был воплощен в жизнь его братом императором Николаем I.

Но до 1837 года на месте, где сейчас возвышается храм Христа Спасителя, стоял Алексеевский женский монастырь. Об этом продолжил свой рассказ на радио «Вера» духовник Алексеевской обители протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий Владимиров. История свидетельствует, что Алексеевский монастырь, три раза менявший своё местоположение, претерпел, как и каждый из нас, многочисленные искушения, иногда достигавшие своего предела, огненные испытания: несколько раз горел, пострадал от землетрясения (редчайшее явление на нашей среднеевропейской возвышенности), был разграблен оккупантами (вспомним польское и французское иго).

И прежде чем наша обитель в первой трети XIX столетия водворилась в Красном Селе, за городской чертой, она несколько лет ещё просуществовала на Чертолье – той возвышенности, которая стала основанием для храма Христа Спасителя.

Ведущая Анна Шалыгина. Об истории перенесения обители из Чертолья в Красное Село – туда, где монастырь расположился в XIX веке, рассказала настоятельница Алексеевского монастыря игуменья Ксения.

Игуменья Ксения Чернега. Сёстры Алексеевского монастыря после пожара на первом месте обители – в Остожье – в большинстве своем переместились на новое место – в Чертолье. Там был сооружен Преображенский храм с приделами Алексия Человека Божия, Тихвинской иконы Божией Матери и Зачатия праведной Анны. Там-то вот монастырь и размещался, где сейчас размещен храм Христа Спасителя.

И вот в 1837 году наши сестры вынуждены были переместиться уже на третье место своего обитания – сюда, в Красное Село. Надо сказать, что это был болезненный процесс для всего монастыря – всё-таки обжитое место, кладбище с останками сестёр обители… И игуменья Клавдия, тогдашняя настоятельница Алексеевской обители, произнесла фразу, невольно предсказывая будущее храма Христа Спасителя: «Если монастырь отсюда перенесут, то храм, который выстроят на этом месте, не устоит». И через сто лет, в те же 30-е годы, по приказу Кагановича храм Христа Спасителя был взорван, и на его месте со временем был основан бассейн «Москва».

И сейчас в нише храма, как раз в том месте, где располагался бассейн, обустроен нижний храм — Преображенский – в память о Преображенском храме Алексеевского монастыря, снесённом ради строительства храма Христа Спасителя. Приделы в этом храме названы так же: Тихвинской иконы Божией матери и Алексия Человека Божия.

Во многих описаниях Алексеевской обители говорится о том, как сёстры крестным ходом шли из Чертолья в Красное Село, и как трудно им было начинать всё с нуля на новом месте. Не сохранились свидетельства о том, участвовал ли святитель в этом крестном ходе, но то, что все сестры во главе с игуменией и прихожане вместе с ними, со святынями действительно шли Крестным ходом – это сохранилось. Причём они шли в вечернее время, с тем чтобы Литургию совершить уже на новом месте.

И действительно, 30 октября они совершили Литургию в Крестовоздвиженском храме в Красном Селе. И связующим звеном стал Тихвинский образ Божией Матери, потому что Тихвинский придел был в Преображенском храме на Чертолье, и здесь, в Крестовоздвиженском храме, куда переместились сестры, была чтимая чудотворная икона Тихвинской иконы Божией Матери, которая досталась нашим сёстрам уже как святыня на новом месте. И вот они переместились сюда, в Красное Село.

Ведущая Анна Шалыгина. Отец Артемий упомянул о двух самых главных личностях, благодаря которым Алексеевский монастырь в XIX веке и на новом месте в Красном Селе обрёл свой неповторимый образ, стал для многих москвичей и жителей других городов России и зарубежья желанным местом молитв, трудов и образования.

Протоиерей Артемий Владимиров. Особый расцвет обители падает на XIX век, эпоху святителя Филарета, митрополита Московского. Святитель Филарет участвовал в освящении храмов нашей обители на третьем месте её земного странствования, в Красном Селе. Он был другом одной из самых известных игумений России, матушки Антонии, которая соединяла с верой в Бога и любовью к людям организационный талант. Она отстроила Алексеевский монастырь в Красном Селе, её детище — храм Всех Святых, где мы сейчас находимся. Для этого храма была нарочито прикуплена земля, и здесь было разбито самое красивое в Москве кладбище, некрополь которого не уступал Новодевичьему монастырю.

Ведущая Анна Шалыгина. Матушка игуменья рассказала, что одним из важных монастырских послушаний являлось обустраивание кладбища, которое со временем стало одним из самых почитаемых московских некрополей.

Игуменья Ксения Чернега. К моменту закрытия кладбища здесь было 10504 захоронения, причем это были захоронения московской элиты — купцы, дворяне, высокого чина сановники. Монастырская территория совпадала с кладбищенской. Сестры любовно ухаживали за кладбищем, они любили свой монастырь; каждая могилка была ухожена, были разбиты аллеи, посажены цветы, кладбище освещалось в ночное и вечернее время, и оно представляло собою подобие парка. И москвичи в то время не боялись так смерти, как боятся сейчас, — гуляли по этому кладбищу с детьми, по этим аллейкам и в вечернее время. В то время было спокойное отношение к смерти, к усопшим; кладбище было украшено красивыми намогильными памятниками — некоторые из них сохранились, мы их сейчас переместили с той стороны эстакады сюда; у нас имеются также фотографии некоторых несохранившихся памятников.

Ведущая Анна Шалыгина. Я спросила отца Артемия, почему москвичи выбирали именно это кладбище для последнего земного пристанища своих родных.

Протоиерей Артемий Владимиров. Москвичи любили это загородное место. Сёстры делали все, чтобы здесь можно было и помянуть сродников, и подышать свежим воздухом, насладиться красотой розария, цветущих клумб. Место загородное, названо было Красным Селом по его живописности. Здесь проходили маневры войск, разбиты были пруды, уступами нисходящие вниз, что до сих пор создает проблему для зданий. К сожалению, всё было уничтожено после 1917 года. Из восьми корпусов уцелело только два. Оба здания надстроены сейчас тремя этажами в добавление к двум царским. В одном из них сейчас находится богадельня имени царевича Алексия, и здесь же обитают сестры (числом до двадцати); а в другом корпусе обретается наша общеобразовательная школа, выдающая дипломы государственного образца, готовящая детей (их около ста) для поступления в высшие учебные заведения.

Ведущая Анна Шалыгина. Завуч школы при Алексеевском монастыре, Ольга Михайловна Потаповская, рассказала, что дети в школе с интересом занимаются изучением истории монастырского некрополя, и некоторые потомки видных деятелей Москвы тоже принимают в этом участие.

Ольга Михайловна Потаповская. Изучению детьми истории Алексеевского некрополя способствуют и некоторые наши внеурочные контакты. К нам уже не раз приходил в гости потомок династии Абрикосовых — Дмитрий Петрович Абрикосов, правнук Алексея Ивановича Абрикосова. Он очень интересно рассказывал о своих предках и об истории этого района Москвы.

Внук пензенского кондитера, Алексей Иванович Абрикосов, был основателем кондитерской династии в Москве. Поставщик двора Его Императорского Величества, отец двадцати двух детей, он и его супруга, Агриппина Александровна, были щедрыми благотворителями и меценатами. Концерн «Бабаевский» вырос из фабрики Абрикосовых. Многое множество людей, составляющих честь и славу нашего Отечества, упокоились на Алексеевском кладбище, которого ныне не существует.

Ведущая Анна Шалыгина. Матушка игуменья продолжила свой рассказ об Алексеевкой обители.

Игуменья Ксения Чернега. В 1871-1897 годах, в период расцвета при игумении Антонии Троилиной это была одна из видных многочисленных монастырских обителей. Матушка из купеческого звания. В двадцатилетнем возрасте первоначально она келейничала у игумении Марии Тучковой, настоятельницы Спасо-Бородинского монастыря. Игумения Антония имела уже большой опыт монастырской жизни, потому что была назначена сюда уже после того, как была настоятельницей Страстного монастыря. И, придя в нашу обитель, она ввела здесь общежительный устав, построила трапезную, мастерские, одна из которых — золотошвейная — считалась одной из лучших в Москве. Надгробную пелену для убитого террористами Великого Князя Сергия Александровича, супруга преподобномученицы Елисаветы Федоровны, вышивали несколько московских женских монастырей, и одну из ведущих ролей в этом труде играла наша золотошвейная мастерская.

У нас хорошо было поставлено церковное пение — ещё со времен игумении Антонии, которая сама была очень музыкальна и прекрасно музицировала. Она заботилась о певчих из числа монастырских сестёр, у нас был очень хороший хор. Некоторые песнопения даже исполнялись по каким-то уникальным нотам, и я знаю, что владыки из отдельных епархий просили матушку выслать им ноты того или иного песнопения.

Игумения Антония была открытым, широкой души человеком. Сохранилась переписка с ней многих архиереев. Под её началом сестры монастыря бесплатно вышивали различные церковные облачения, которые она направляла архиереям даже на Святую Землю.

Она приютила здесь южно-славянских девочек из Болгарии, когда в Болгарии шла война, и нужно было этих девочек учить и воспитывать. Матушка заменяла им мать, и они, вернувшись затем к своим родителям в Болгарию, состояли с ней в переписке, обращаясь к ней так, что видна была душевная связь, их связующая, — видно, что у них была потребность поделиться с ней своими радостями, скорбями... Она же обустроила школу-пансион для бедных девочек, дочерей духовенства, сирот и девочек из многодетных семей.

Такой широты души была матушка, и время её настоятельства было настоящим расцветом Алексеевской обители.

Крестный ход в Красном Селе
Крестный ход в Красном Селе
декоративная горизонтальная черта