Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Царица Александра

Протоиерей Артемий Владимиров

Говорят, что в будуаре последней русской императрицы Александры Феодоровны всегда находился небольшой портрет Марии-Антуанетты... Святую Царицу неудержимо влекло к личности последней французской королевы, мужественно взошедшей на эшафот.

О внутренней связи двух страдалиц свидетельствует и знаменитый «красный гобелен», привезённый в 1902 году президентом Франции Эмилем Лубэ в Россию для императрицы. Подарок с благодарностью был принят и размещён на стене в Угловой гостиной Александровского дворца.

Некоторые духовно чуткие люди считали, что это парадное изображение Марии Антуанетты с детьми и явилось мистическим предзнаменование трагедии — гибели Царской семьи. Как бы то ни было, но связь между судьбами повелительниц Франции и России несомненна при всём различии эпох и самих характеров Антуанетты и святой Александры.

Фотографии и прижизненные портреты Августейшей супруги государя Николая Второго передают глубокий трагизм, сокрытый в душе Александры Феодоровны. Очень жаль, что для многих своих современников, особенно из так называемых просвещённых сословий, она оставалась «немкой», холодной и неприступной, далёкой от привычного для них образа государыни. Между тем лишь ограниченный круг людей знал её подлинный характер — супруги, бесконечно преданной своему Державному мужу; матери, которая полностью растворялась в детях; государыни, сердечно молившейся за Россию как за свою новую Родину...

Я убеждён, что человек, который умом и сердцем чужд Православной веры и не осознаёт себя чадом Матери Церкви, никогда ничего не поймёт в жизни и служении Царственных страстотерпцев. Их личности и ныне не понятны либеральной публике.

Внимательно прочитывая дневниковые записи святой царицы о браке, семейной жизни и воспитании детей, мы начинаем чувствовать её душу — верную, исполненную сознания своего долга и ответственности перед людьми; душу мужественную и терпеливую, совестливую и нежную, которая никогда не расставалась с молитвой...

Государыня претерпела на жизненном пути буквально всё, что она когда-либо читала о скорбных днях оклеветанной и преданной своими верноподданными Марии-Антуанетты. Унизительный арест русской царицы в Гатчинском дворце; холодное равнодушие, если не грубость, со стороны облагодетельствованных ею подданных; злоключения во время изгнания, боль за судьбу Отечества, страх за жизнь супруга и детей... И наконец, многомесячная нравственная пытка соприкосновения с негодными людьми, поставленными «охранять» Августейшую семью от её собственного народа. В завершение всего — ужасная изуверская казнь от рук служителей сатаны... Добавим к этому столетнюю посмертную клевету, которая не стихает и после церковного, всенародного прославления Царственных мучеников в наши дни...

Однако «свет во тьме светит, и тьма его не обымает»... Чистый и прекрасный образ нашей государыни — лучшее свидетельство высоты помыслов этой воистину царственной души. Вот почему внутренняя печаль, которой пронизан взор святой Александры, не подавляет победоносной и мажорной силы, исходящей от её лика. Такие натуры ещё при жизни бывают овеяны благодатью Христовой, а значит, и ореолом святости...

Что есть подлинная святость? Сочетание смирения, чистоты, молитвы, мужества и той жертвенной любви, которая готова положить жизнь «за други своя».

1

Всё в нашей жизни не случайно,
Будь то удачи или беды.
И часто в этих малых метах
Сокрыта будущего тайна...

Пред нами скорбный лик царицы –
Печально-отрешённый взор...
Любовь из глаз Её струится,
Но в них читаем приговор

Эпохе... И сегодня служим
Корысти, низкопробной лжи.
На нас и ныне тяжким грузом
Клятвопреступный грех лежит.

Я мыслью уношусь в былое,
С печалью в прошлое смотрю:
Царь с юною своей женою
Во Франции, на рю Дарю.

Обедню чинно отстояли,
А вечером того же дня
Вкушали во дворце Версаля
И поминали короля

С Антуанеттою несчастной...
Ведь Люцифера злая месть
Руками санкюлоттов красных
Начало положила здесь!

Пройдя в Свою опочивальню,
Вдруг Александра побледнела:
Хозяйка в образе овальном
С улыбкой на неё смотрела...

Сон ночью Александре снится:
Париж мятежный, эшафот,
Стоят солдаты вереницей,
Мария в рубище идёт

Навстречу смерти... На рассвете
Царица, светлой, лёгкой тенью
Скользнув из замка, в отдаленье,
Молилась об Антуанетте...

2

А в Александровских чертогах
Красой служил дворцовых стен
Счастливо купленный на торгах
Парижский чудный гобелен:

Сидит с улыбкой средь детей,
В изящные шелка одетых,
В цветенье красоты Своей –
Прекрасная Антуанетта!

С чем ждал Её Париж преступный?
Точил убийственный топор,
Распространяя запах трупный,
Готовил судный наговор...

О роковые совпаденья!
Царица русская, и ты
Пила «вино есмирнисмено»*
Бесстыдной, злобной клеветы...

Затем арест, глумленье сброда,
Круг озверевших палачей
И равнодушие народа –
Позор тех окаянных дней!

Сопряжены распятьем судьбы!
Антуанетта, Александра...
Венец и кровь. Всегда так будет:
Готовя крест, кричат: «Осанна!»

Прошло с тех пор почти сто лет,
Живёт Россия в веке новом,
Но до сих пор святой портрет
На нас глядит с немым укором...


*«Вино есмирнисмено» – вино, смешанное со смирной, которое обыкновенно давали в Иудее преступникам перед казнью (см. Мк. 15, 23).
На фото: императрица Александра Федоровна.
Императрица Александра Федоровна
декоративная горизонтальная черта
Стихотворение
Глава из книги «Государев венец»