Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Для радующихся наступлению Рождественского поста

Протоиерей Артемий Владимиров

Христос раждается – славите <...>

Христос на земли – возноситеся!1

Мать Церковь, дорогой читатель, имеет обыкновение загодя, то есть задолго до наступления самого празднества, готовить своих детей к событиям чрезвычайным, составляющим центральную ось земного и вечного бытия. К таковым, без сомнения, принадлежит Христово Рождество, или явление Бога во плоти. Вся история человеческого рода, начатая грехопадением праотцев, Адама и Евы, продолженная историей их потомков, историей народов и царств (а преимущественно, историей древнего Израиля), вела и привела к Вифлеему, к таинственному вертепу, где впервые явил нам Свой дивный младенческий лик Спаситель мира, Христос! Нет ничего удивительного, что и два с лишним тысячелетия спустя мы, чада Церкви Христовой, не вдруг и не сразу празднуем Господне Рождество, но прежде вступаем в 40-дневный пост (как определено Святыми Отцами издревле), чтобы мало-помалу соделаться способными вместить в себя неизъяснимую словом небесную радость торжества, озариться и просветиться чудным светом Рождественской ночи…

Начинается это постническое поприще тотчас после празднования памяти святого апостола Филиппа, 15 ноября по старому стилю (28 ноября по новому стилю), а завершается самим празднеством, ночью 25 декабря (7 января). Устав постнических трудов не столь строг, как во дни Великого и Успенского постов: рыба вкушается неотменно по субботам и воскресным дням, равно и в праздничные дни церковного календаря, за исключением среды и пятницы (если накануне не совершается всенощное бдение). Устрожение поста начинается с предпразднства Рождества Христова, 20 декабря (2 января), дня памяти священномученика Игнатия Богоносца, когда рыбная трапеза исключается полностью, для радеющих о соблюдении церковного устава во всей строгости.

Следует особо упомянуть о сочельнике, или навечерии праздника (24 декабря/6 января). В этот день с глубокой древности христиане вкушают сочиво (отсюда и само наименование – «сочельник») – разваренные в собственном соку овощи. Однако к трапезе приступаем после того, как священнослужители, встав пред зажжённой на свещнике свечой, споют тропарь и кондак праздника, устремив взор на вынесенную посреди храма икону Рождества Христова. Русский благочестивый народ отлагал вкушение пищи до явления на небе первой звезды, напоминающей о звезде Вифлеемской, символом которой и является горящая свеча, поставленная пред Рождественским образом… Но довольно «о столах»…

Обратим внимание, дорогой читатель, на существенную сторону пощения, или, как говорили в старину, говения, то есть подготовки к приобщению Святых Христовых Таин (и не один раз), в течение Рождественского поста. Навстречу каким мыслям и чувствам отворим, раскроем ум и сердце, если только те окажутся послушны велению нашего духа, просвещённого благодатью?

Опору для этих мыслей и чувств обретём в Евангелии, в повествовании святых апостолов Матфея (первая и вторая главы) и Луки (вторая глава), составляющих содержательную основу текста Рождественской службы. Заблаговременно прочитав и не раз перечитав эти евангельские главы, соединив с чтением и усердное выполнение молитвенного утреннего и вечернего правил (заповеданных христианину Церковью), усердно посещая предрождественские службы, мы призваны воспарить умом «во области заочны», сообщив самому сердцу способность проникаться и насыщаться этими светлыми размышлениями. Не будем забывать, читатель, что чистосердечное исповедание грехов и приобщение, со страхом и трепетом2, Пречистого Тела и Крови Христовых, соединённое с посильным исправлением жизни, осеняет христианина Божественной силой. Благодать делает невозможное возможным, а помрачённого умом и сердцем грешника соделывает светлым и кротким чадом Божиим; полагает в его уме и сердце новые мысли и новые чувства; раскрывает пред искренним и истинным учеником Христовым мир духовный…

Итак, отбросив и оставив позади себя все колебания и сомнения, доверчиво подай мне свою руку, читатель, и мы, под невидимым руководством Святых Отцов, вступим в этот священный мир евангельского Откровения, сокрывшись от утомительного шума окружающей нас суеты.

Я покажу тебе далеко не всё, но ты увидишь главное; увидев, постарайся запомнить явленное, чтобы затем в уединении поразмыслить и над всем прочим, составляющим историю рождения Господа нашего Иисуса Христа.

Вот перед тобой мудрецы Востока, которые оставили свои дома, сродников и родную землю ради следования за таинственной звездой, воссиявшей им от Иакова3. Сколько опасностей преодолели они, какое явили мужество, целеустремлённость, покуда не достигли заветной цели своего странствия и не положили наконец дивные дары – золото, ладан и смирну – пред Богомладенцем Христом, Повелителем тех звёзд, которым некогда неразумно служили! Готов ли ты, готовы ли мы с тобой отринуть служение обманывающим и губящим нас идолам – собственным страстям: гордости, похоти, сребролюбия, чтобы не оставить в душе ничего, кроме златой веры в Искупителя, благоуханной надежды на Его попечение о нас и крепкой, как смерть, любви, побеждающей самую смерть? Окажемся ли столь сильными, как Гаспар, Валтасар и Мельхиор (священная история сохранила для нас их имена, как и самые мощи волхвов, которые почивают в золотом ларце, в алтаре знаменитого готического Кёльнского собора в Германии), чтобы не испугаться прещений Ирода – мира, во зле лежащего, – и уйти от него иным путем <...> в страну свою, в страну священного безмолвия и сердечной молитвы, составляющих лучшее украшение боголюбивой души?..

А теперь переведи свой взор, благосклонный читатель (надеюсь, не нанесу тебе оскорбления этим наименованием и не вызову иронической усмешки), на известное всякому современному паломнику в Святую Землю «поле пастушков»… Вот они, смиренные и незлобивые пастыри овец, чистосердечные, как дети, бодро и зорко несущие свой дозор в холодную зимнюю ночь. Им, а не завистливым фарисеям и не надменным книжникам, закоснелым в их холодной учёности, которая не давала ничего ни уму, ни сердцу израильского народа, явился Ангел Господень со словами: Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость... ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях4.

Похвалимся ли мы с тобой подобными чистотой сердца и ясностью ума, которые позволили вифлеемским пастухам не только воспринять откровение, но и тотчас выполнить, не медля ни секунды, повеленное Ангелом? Найдём ли в себе спасительное самоотвержение пастухов, не позволившее им забыться глубоким, тяжёлым сном, в который был погружён весь город, так и не узнавший, не приметивший времени посещения своего?5 Познай, читатель, из примера пастырей, как важно для спасения души «внимать себе», то есть всегда нести духовный дозор на поле сердца своего, не допуская волков (хищные и злые помыслы) до стада. Кроткие овцы – это мир и покой сердца, уравновешенные душевные силы, взбаламутить которые только и тщится враг нашего спасения, душегубец дьявол…

Если имеешь ещё силы и решимость, взгляни, мой читатель, на страшную картину избиения невинных детей вифлеемских, первых мучеников, Христа ради проливших свою младенческую кровь, по злобе Иродовой, поистине сатанинской. Убиты не согрешившие, окончили свою земную жизнь те, кто не успел её начать!.. Уверуй же вместе со всею Церковью в таинственный, не вмещающийся в рациональное постижение провиденциальный, вещий смысл этих страданий. Скажем вместе с поэтом XIX столетия:

Премудрость Вышнего Творца
Не нам исследовать и мерить:
В смиреньи сердца надо верить
И терпеливо ждать конца…

 

Подобно звёздам на небосводе, бессмертные души вифлеемских младенцев светят нам, сущим в ночи века сего («в котором часто правды не бывает»), и свидетельствуют, что правда живёт на небе, там, где нет «несть ни болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная»… И да укрепляется наша с тобой вера во всеблагой и всемогущий Промысл Божий, обращающий самые страшные деяния преступных рук человеческих в благие для их невинных жертв последствия.

Чем ближе мы подходим к завершению поста, тем ярче разгорается над нашими главами чудная Вифлеемская звезда, возвестившая волхвам и время рождения Младенца, и место Его обитания. Лучи этой разумной звезды (по изъяснению Святых Отцов, она была ангельской силой, а не мёртвым космическим телом) озаряют своим нетленным, немерцающим светом сумрак пещеры – сердечной клети каждого из нас. Лучи этой звезды приводят душу, едва коснутся её, в неизъяснимый трепет и небесную радость, подобие которым мы не найдём здесь, на грешной земле, с её чувственными, скоротечными, исчезающими, как дым, удовольствиями. Я есмь <…> звезда <…> утренняя, – вещает Господь в книге Откровения6. Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам <…> звезду утреннюю. Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам.7

Мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, – вторит cвоему Господу святой апостол Пётр, – что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших8.

Утренняя звезда – это сердечная, сокровенная молитва! Она совершается не устами и перстами, а умом и сердцем, она обращает всё существо человека ко Господу, поставляет ученика пред пресветлым ликом Учителя своего.

Озаряемые невечерним светом Рождественской звезды, войдём же, послушный читатель, под своды самого Вифлеемского вертепа и остановимся вовремя, дабы не преступить положенной нам, грешным, черты и не опалиться лучами, которые исходят от дивного Богомладенца, почивающего в воловьих яслях.

Вот Он, Великаго Совета Ангел, Чудный Советник... Князь мира, Отец будущаго века, – как воскликнул о Нём в пророческом трезвенном упоении «ветхозаветный евангелист», святой пророк Исаия! Вот Он, Чаяние языков, Ожидание всех народов, Свет велий, пришедший в этот мир для того, чтобы просветить во тьме сидящих! Уже предпразднуя светлую, как день, Рождественскую ночь, воспоём, читатель, со всею Церковью: «Христос раждается – славите <...> Христос на земли – возноситеся. Пойте Господеви вся земля!..»

Завершая это повествование, оставлю тебя, полюбившийся мне читатель, и вверяю действию Божией благодати, которая, по слову апостола, может назидать своих наперсников (друзей) лучше, нежели слабое, хотя и произносимое от души, человеческое слово...


1 Из ирмоса Канона праздника Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.
2 См.: Флп. 2, 12; 2 Кор. 7, 15.
3 См.: Числ. 24, 17.
4 Лк. 2, 10 – 12.
5 Ср.: Лк. 19, 44.
6  Откр. 22, 16.
7  Откр. 2, 26, 28 – 29.
8  2 Пет. 1, 19.
Рисунок Рождества Христова: вертеп, Матерь Божия с Богомладенцем, святой Иосиф Обручник, пастухи и волхвы.
Рождество Христово
декоративная горизонтальная черта
Глава из книги «Беседы в “Русском Доме”»




СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

евангельские события
воскресные утренние евангельские чтения
евангельские притчи
Ещё темы ↓
иные евангельские чтения
послания святых апостолов
Ветхий Завет

СВЯТЫЕ

святые Ангелы
апостолы и равноапостольные
пророки и праотцы
Ещё темы ↓
святители
преподобные и преподобно­мученики
страстотерпцы и мученики
блаженные
благоверные и праведные