Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter







Фарисей и Мытарь в человеческом сердце

Всё человечество представлено в мытаре и фарисее, как представлено оно в двух разбойниках, распятых одесную и ошуюю Голгофского Креста.

00:18:08
Фарисей и Мытарь в человеческом сердце
Протоиерей Артемий Владимиров

Всех поздравляю с днём воскресным, когда мы в преддверии Великого поста слушаем краткую притчу Спасителя о двух людях, вошедших в храм помолиться. Эти начальные слова притчи напоминают нам, что главная потребность бессмертного человеческого духа заключается в том, чтобы предстоять Богу, служить Ему, воздавать Ему божественную славу, беседовать с Ним и в этом черпать силы к бытию. 

Привлекая наше внимание к мытарю и фарисею, прототипы которых, конечно же, присутствовали в жизни нашего Спасителя, Он учит нас избегать трагических ошибок: неправомыслия, ложных понятий и чувств в богослужении, поклонении Небесному Отцу. 

Не ошибемся, если скажем, что всё человечество представлено в мытаре и фарисее, как представлено оно в двух разбойниках, распятых одесную и ошуюю Голгофского Креста. Вот почему в эту притчу нужно внимательно вглядываться, как мы смотрим в зеркало, вдумываться в, кажется, скупые, невыразительные, но на самом деле многозначащие детали этого повествования.

Вошёл в Церковь помолитися фарисей. Фарисей – значит «отделённый от прочих». Это слово сразу побуждает нас мыслить о пагубном, погибельном для человеческой души чувстве собственной исключительности, чувстве, усвоив которое, мы поставляем себя уже не в ряду земнородных братий и сестёр наших, но изобретаем для себя какое-то особое место, особое положение, особый статус в очах Господа Вседержителя.

По сути своей слова, обращаемые фарисеем к Богу, правильные (что может быть лучше благодарения Создателя?), ведь благодарение – знак бескорыстия, знак сыновней любви, признательности. Но самый предмет этого благодарения говорит о глубине душевного падения, о непроницаемом мраке, который властвовал этим молельщиком.

«Благодарю Тебя за то, что я не похож на прочих человеков». Кем он почитал себя? Едва ли не Ангелом. А между тем трагедия фарисея и фарисейства заключается ни в чём ином, как в мысленном отделении, отчуждении себя от всего человеческого рода, отделении себя от праотца Адама, в котором таинственно собрано было всё человечество, все его потомки, все его дети. 

А правильное, спасительное умонастроение заключается в совершенно ином – в том, чтобы никогда даже мысленно не исключать себя, не отчуждать себя от всех детей Божиих. И тот, кто с этим не согласится, пусть вспомнит молитву «Отче наш»,  которая учит нас обращаться к Господу от имени всех людей.

И поэтому, едва лишь только проскочит в твоём сознании мысль, что ты  особый, что ты отчуждён от прочих, – знай, что это мысль диавольская, которая своим последствием будет иметь отчуждение от Нового Адама, пришедшего в этот мир, чтобы всех нас, без исключения, соединить, собрать в теле Церкви, как наседка хочет под крылами своими собрать и согреть всех своих птенцов. 

И пусть фарисей, молящийся так, а на самом деле оскорбляющий Господа, услышит слова Его: «Да будут все едино» – правые, и те, кто нам кажутся неправыми, обретшие истину и те, кто еще заблуждается и находится в потёмках. «Да будут все едино», ибо за всех Господь принес на Голгофе Свою страшную жертву.

«Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь»1 – так говорит фарисей, увидев фигурку согбенного, жалкого и намеренно спрятавшегося от посторонних взоров человека. Затем он перечисляет то, чем думал угодить Создателю. Думая, что Творец неба и земли нуждается какими-то процентами от дохода или каким-то воздержанием от того или иного, этим самым несчастный человек дает нам понять, что он не знает Творца, не знает, чем благоугодить Божеству. А благоугождается Господь чистым сердцем, смирением и любовью. Поэтому слова фарисея, которые он сам воспринимал как молитву, обернулись для него осуждением – то есть отъятием от него последних искр Божией благодати.

Переведём наш взор на другого человека, который осознаёт своихи грехи, свою нечистоту, лукавство, и поэтому настолько глубоко, слёзно кается пред Небесным Отцом, заповедавшим нам милосердие и человеколюбие. Он даже не смел приблизиться к алтарю – сказано: «далече отстоя» – то есть, где-то спрятавшись в уголке, при входе в святилище, глаз не подымал он от земли, почитая себя погибшею душою, но, тем не менее, не терял надежды на милосердие. И от избытка чувств бил он себя в грудь, как будто бы желая вытрясти из собственной души мучившие его страсти, грехи, которые встали, окружили его в собственном сознании, не давая ему ни прохода, ни возможности вздохнуть. Не вспоминал он никаких своих добрых дел и побуждений, которые, конечно, есть у всякого человека, не оправдывал себя, но лишь мысленно повергался пред Искупителем, выставляя Божественному взору свои несовершенства, страсти, чувствуя в глубинах духа, что Небесный Отец не презрит, не оттолкнёт, но примет, поймет и простит. И всё это выражено в словах: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!»2 

И мы можем догадаться, насколько целомудренно, возвышенно, чисто и свято подобное устроение. Оно заключается в том, чтобы мысленно даже не прикасаться к окружающим нас людям. Ведь мы столь часто взвешиваем на весах собственной глупости и гордости чужие сердца, произносим суждение, хотя бы втайне своего сердца, о достоинстве, недостоинстве, может быть, сохраняя внешнее благоприличие, втайне сердца отмахиваемся, как от грязных мух, от окружающих нас людей, почитая их совершенно заблудшими, совершенно помраченными, ограниченными и отчуждаемся от единства с ними.

Но не к этому призывает нас Христос, Отец Небесный, Который «пришёл в мир спасти грешников, из которых я первый»3. Господь хочет, чтобы мы взращивали и лелеяли в своей душе чувство братства со всеми униженными и оскорблёнными, почитали всех собратьями по несчастью. И, зная о глубине собственного падения, не только не осуждали ближних, но мысленно их оправдывали и жалели. Кто они по сравнению с нами? Так, слегка в чём-то заблуждающиеся, сбившиеся с пути. И, таким образом, чтобы на молитве мы исповедовали себя детьми Небесного Отца, членами одной семьи, чтобы мы обнимали мыслью всех и вся без изъятия. И говоря: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!», видели в самих себе всё согрешившее человечество, потому что оно изначально создано было цельным, в Адаме неким таинственным образом соприсутствовали все мы.

Замечательно то, что мытарь, не сделавший ничего доброго, не исполнивший никаких Моисеевых предписаний, вышел из церкви оправданным – то есть на него снизошла Божественная благодать, он получил прощение всех своих грехов, потому что никого не осуждал, потому что всех простил, видя себя источником и исчадием всех зол. Он вышел из церкви счастливым, радостным, мирным ребёнком, который взирает на мир чисто, для которого нет плохих людей, которому гораздо легче любить и прощать, чем осуждать и ненавидеть.

Дай Бог нам усвоить этот дух смирения, милосердия и любви, который и свидетельствует о приближающемся спасении человеческой души. Потому что Господь Бог соприсутствует душе, живущей по этому внутреннему закону с молитвой к Богу и с любовью к людям.


1 Лк. 18, 11.
2 Лк. 18, 13. 
3 1 Тим. 1, 15.
На картине фарисей и мытарь.
Фарисей и мытарь
декоративная горизонтальная черта
Проповедь




СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

Евангельские события
воскресные утренние Евангельские чтения
Евангельские притчи
Ещё темы ↓
иные Евангельские чтения
Деяния святых апостолов
Послания святых апостолов
Ветхий Завет

ДВУНАДЕСЯТЫЕ И ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ

двунадесятые праздники
великие и иные праздники
дни памяти святых, икон и чудес
Ещё темы ↓
Недели Рождественского поста
Недели перед Великим постом
Службы Великого поста
Страстная седмица
Недели от Пасхи до Троицы
светские праздники

СВЯТЫЕ

святые Ангелы
апостолы и равноапостольные
пророки и праотцы
Ещё темы ↓
святители
преподобные и преподобно­мученики
страстотерпцы и мученики
блаженные
благоверные и праведные