Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter







Исследование падшей человеческой души

Ад богооставленности начинается уже здесь, когда мы добровольно оставляем дворы Небесного Отца, оставляем отчий дом, сокрытый внутри нас, и, подобно младшему блудному сыну, уходим на страну далече, в мир сей, горя желанием взаимодействовать с ним, исследовать его, прилепляться к нему, истощая на него те самые силы ума, воли и чувств, которые должны вернуться назад, соединиться с бессмертным духом и устремиться к Божеству, к поклонению Отцу в духе и истине.

00:16:58
Исследование падшей человеческой души
Протоиерей Артемий Владимиров

Доклад протоиерея Артемия Владимирова на конференции «Прииди, свет истинный», в честь 1000-летия преставления преподобного Симеона Нового Богослова, в Иверском женском монастыре г. Орска.

Разрешите мне посвятить малое духовное размышление преподобному Симеону Новому Богослову.

Мне вспоминается тот эпизод из откровений, запечатлённых пером святого Симеона, когда он признаётся, что после осенения его бедной души Божественным светом он уразумел, осознал, понял, почувствовал, что прежде находился в аду1. Исследуя писания святых отцов, мы познаём, что человеческая душа тогда получает повреждение, когда начинает взаимодействовать с этим видимым миром в ущерб богообщению. Спаситель и свидетельствует: «Не можете Богу работати и мамоне» (Мф. 6, 24); «Не любите мира, ни того, что в мире» (1 Ин. 2, 15). И речь идёт именно о неестественной для нас привязанности к миру, болезненному пристрастию к нему в ущерб любви к Небесному Отцу. Соответственно, исцеление человеческой души, в Крещении получившей закваску Божественной благодати, заключается в возвращении наших душевных сил — ума, чувств и воли — к самим себе, к своему духу, в недрах которого и сокрыто Божество.

Цель моего размышления заключается в том, чтобы показать и самому себе доказать, что ад богооставленности начинается уже здесь, когда мы добровольно оставляем дворы Небесного Отца, оставляем отчий дом, сокрытый внутри нас, и, подобно младшему блудному сыну, уходим на страну далече, в мир сей, горя желанием взаимодействовать с ним, исследовать его, прилепляться к нему, истощая на него те самые силы ума, воли и чувств, которые должны вернуться назад, соединиться с бессмертным духом и устремиться к Божеству, к поклонению Отцу в духе и истине.

Мне хочется сегодня поразмышлять о восьми главных человеческих страстях. Как пересохшее русло реки наливается после бури грязными потоками, или как тотчас начинают расти грибы после летнего дождя, так начинают расти страсти, едва лишь только мы, подключив ум, волю и чувства, обращаем наше внимание на мир сей в ущерб богопознанию и богообщению. Во мгновение эти страсти  возрастают и заслоняют от нас совершенно свет Божий.

Я постараюсь сейчас обобщить святоотеческий опыт, изложенный святыми отцами, о восьми страстях и адских мучениях и показать, что человек, пребывающий в мире сем, словно птичка с её коготками, неизбежно запутывается в сетях его. И напротив, убегая от мира, возвращаясь в отчий дом, туда, где сокрывается благодать, он тотчас обретает возможность исцелиться от этих страстей, оздоровить свою душу, которая в Боге раскроется, словно весенний цветок.

Начнем с грехов ума — гордости и тщеславия. Едва лишь только наш ум забудет главную цель, ради которой сотворён человек — богозрение, богослужение, богообщение, как тотчас покроется коростой гордыни, самодостаточности, превратится в идола, которого бедная душа поставит на место Живого Бога. Заметим, что гордыня есть некое пожирание самого себя. Человек гордый съедает самого себя и, чем более возвеличивается в собственных глазах, тем более мучается частичной или совершенной богооставленностью. Гордыня не просто ассоциируется, а является тем самым вечным мраком, тьмой кромешной, от которой страдает наша умная природа.

Но едва лишь Господь Своим Божественным милосердием воззовёт гордеца, каковы все мы, и едва лишь только наш ум восчувствует присутствие Небесного Родителя, в душе прозябает начаток смирения, ум в свете Божественной благодати осознаёт свою малость, ничтожность, незначительность, погрешительность, немощь, полную зависимость от Творца, и в этом детском исповедании собственного ничтожества он находит долгожданный покой и мир, затихает, отрешаясь от круговерти удушающих его гордостных помыслов.

Тщеславие — поиск суетной, не принадлежащей тебе славы. Человек тщеславный — это всегда вор, который хочет отщипнуть от Божественного величия и приклеить к себе эту сворованную у Бога медаль, возвеличиваясь пред ближними. Тщеславие есть пожирание оценок, похвал, мнений, стремление пожрать и переварить зависимость от тебя окружающих тебя людей, и, несомненно, является усугублением того адского мрака, кромешной тьмы, источником которого является гордыня.

Теперь мы переведём свой взор на сердце человека, на его чувства. И увидим там то, что святые отцы называли «силой раздражительной», гнездящейся в сердце миролюбца. Это гнев и сребролюбие. Когда душа ныряет в объятия сего мира, лежащего во зле, то она прилепляется всем своим существом к глиняным черепкам, принимаемым за сребро и злато, недугуя сребролюбием. Сребролюбец, словно питон, заглотил бы земной шар и все галактики, желая обладать всем этим веществом. Но, как известно, страсти ненасытны, и, чем более ты заглотил вещества, тем более страдаешь несварением желудка, понимая, что, при всём своём желании, ты не сможешь быть таким вселенским удавом.

Ясно совершенно, что при прилепленности к веществу человек и энергию гнева направляет на внешний мир, и она разрывает его изнутри. Соединённые вместе, сребролюбие и гнев, дурно направленный на вещество, на ближних, являет нам действие геенского змия, который, по удостоверению знающих дело, сжимает, как будто сдавливает, а потом разрушает свою жертву, растягивая её, вновь сдавливая, но не имея возможности её уничтожить.

И это есть, несомненно, предощущение адской муки, которая именуется геенским червём. Правильное действие святой силы гнева — это шпоры, которые дают нам энергию, мужество, решимость следовать за Христом и Его любовью. Сила гнева, устремлённая ко Христу, оборачивается кротостью и покоем.

Чревоугодие и плотская нечистота. Эти подчревные и чревные страсти неминуемо вонзят свои клыки в наше естество, сели мы будем миролюбцами. Знающие на себе действие страстей чревоугодия и блудной страсти согласятся, что это не что иное, как геенский огонь. Огонь, который охватывает свою жертву, но не испепеляет её, так что она, вечно обугливаемая и томимая жаром, не может прекратить своего бытия. Скорее, скорее прочь от этой страшной картины опаляемых геенским огнем во объятия Отча!

И наконец, уныние и печаль. Печаль, как мне кажется, является плодом прилепленности к земному миру.

Какая сладость в жизни сей 

Земной печали не причастна?

А. К. Толстой. Поэма «Иоанн Дамаскин»

 

... во многой мудрости много печали; и

кто умножает познания, умножает скорбь.

Еккл. 1, 18

Печаль, доведённая до апогея, именуется отчаянием, отсечением надежды на Господа. Отчаяние всегда инфернально, оно всегда подразумевает бесообщение. И несомненно, что люди, вольно-невольно вступившие в общение с падшими духами как они есть, носят в душе этот адский холод отчаяния.

Итак, если я не хочу дружить с миром, и мир для меня становится лишь иконой, созерцая которую, я повсюду вижу черты премудрости, благости и всемогущества Божьего; если я холоден по отношению к миру, и он для меня лишь школа богопознания, то я буду носить в сердце радость — радование о Духе Святом. Упование на Господа есть предначатие райского блаженства, о котором так выразительно говорит Антоний Великий: «Я уже не боюсь Бога, но люблю Его»2.

Таким образом, мы выяснили, что страсти тотчас возбуждаются в той душе, которая, забыв первую свою любовь, повернувшись спиной к воскресшему Христу, устремляясь к взаимодействию с этим миром, начинает уродовать самое себя, лишается Богом данной красоты и благообразия, и, чем более теряет благодати, тем более обрастает страстями. Тщеславием и гордостью — это тьма кромешная. Сребролюбием и гневом — это действие геенского червя. Блудом и чревоугодием — это геенский огонь, не сгорающий вовеки. И адским холодом — это уныние и печаль.

Пребывая во взаимодействии с этим миром, служа маммоне, страдая от действия страстей, человек никогда не получит кардинального, тотального, целостного исцеления, как бы он этого ни желал. Но получит выздоровление он только в объятиях отчих, возвратившись к самому себе. Когда?

  • Когда ум, воля и чувства, соединённые именем Господа Иисуса Христа, призываемого с постоянством, покаянием, вниманием, верою и надеждою, вновь войдут в келью бессмертного духа, и, замерев там, как бы упразднившись, вместе с этим бессмертным духом обратятся к Небесному Отцу и от Него обогатятся Божественными совершенствами. Вместо мрака гордости и тщеславия — нетленным светом богопознания, сознанием величия Творца, соответственно, смиренным исповеданием собственной немощи, ревностью к прославлению Творца.
  • Когда наши чувства, изгнав геенского червя сребролюбия и гневливости, вкусят райскую прохладу мира, кротости, бодрости и радости о Господе.
  • Когда наша воля или «сила вожделевательная» взалчет Плоти Христовой, возжаждет Крови Его и уцеломудрится.
  • Когда сердце станет обителью сокрушения и умиления.
  • И наконец, когда, совершенно отлепившись от преходящих образов этого мира, вместо греховной печали мы ощутим взыграние, веселие нашего духа и вместо демонического отчаяния нас посетят неотпадающая надежда и упование на Живого Бога.

И тогда уже в этой земной жизни мы, чрез молитву Иисусову введённые Божьей десницей в келью собственной души, приобщимся в начатке Божественных совершенств и скажем вместе с преподобным Варсонофием Оптинским: «Жизнь есть блаженство»3.

Молитвами святого Симеона Нового Богослова и его учителя — Симеона Благоговейного, пресвитера, и всех святых. Аминь.

Источник видео: Орский Иверский женский монастырь 


1 Преподобный Симеон Новый Богослов. Божественные гимны. Гимн 1
2 Древний патерик. Глава 17. О любви 
3 Беседы преподобного Варсонофия Оптинского. Беседа 30 мая 1910 г.
Икона преподобного Симеона Нового Богослова.
Преподобный Симеон Новый Богослов
декоративная горизонтальная черта




СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

евангельские события
воскресные утренние евангельские чтения
евангельские притчи
Ещё темы ↓
иные евангельские чтения
Деяния святых апостолов
послания святых апостолов
Ветхий Завет

ДВУНАДЕСЯТЫЕ И ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ

двунадесятые праздники
великие и иные праздники
дни памяти святых, икон и чудес
Ещё темы ↓
Недели Рождественского поста
Недели перед Великим постом
Службы Великого поста
Недели от Пасхи до Троицы
светские праздники

СВЯТЫЕ

святые Ангелы
апостолы и равноапостольные
пророки и праотцы
Ещё темы ↓
святители
преподобные и преподобно­мученики
страстотерпцы и мученики
блаженные
благоверные и праведные