Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

«Аз есмь Бог»

Проповедь в день Иверской иконы Пресвятой Богородицы, на евангельское чтение о Марфе и Марии. Надлежало совершенно оставить всё и, подобно Марии, устремить взор к Начатку, от начала Сущему.

00:13:43
«Аз есмь Бог»
Протоиерей Артемий Владимиров

Поздравляем вас с днём и греческой, и русской иконы – Иверской, принесённой в стольный град в 1648 году, при патриархе Никоне, в царствование Алексия Михайловича Тишайшего. Великое это было торжество. Патриарх Никон сознавал, что Россия в XVII столетии соделалась удерживающим началом, православным царством, от судеб которого зависели все народы.

Эта величайшая святыня Афона, Вратарница, чудотворная икона, как многие знают, чудесным образом переместилась на Афон из Византии, Римского царства. И патриарху весьма хотелось, чтобы этот имперский образ находился в Третьем Риме, в Москве. Почему и заказан был список, выполненный святым иконописцем Иамвлихом при очень тщательной подготовке: наложен был пост на братию обители; краски, которые пошли в ход, были смешаны с мощами многих великих святых.

И копия Иверской иконы с великим торжеством была доставлена в Москву и водворена в часовне, нарочито выстроенной при входе на Красную площадь. Так что столетия спустя – XVIII, XIX, начало XX века, XXI век – ознаменовались молитвой всех, кто любит нашу столицу, разделяет нашу веру, в этой часовне, построенной, разрушенной и возрожденной, где ныне пребывает вновь с Афона доставленный список Иверской иконы Богородицы. А неподалеку от нас, в Сокольниках, находится та самая икона или чудотворный, с неё списанный образ, благодаря которому храм Воскресения в Сокольниках – один из любимых москвичами храмов.

Мы с вами недавно вечером молились пред этим дивным образом, потемневшим от времени, и вспоминали, быть может, слова акафиста: «Радуйся, Вратарнице, двери райские нам отверзающая». Действительно, никто не придёт ко Христу, если не привлечёт его Отец. Мы имеем доступ ко Отцу чрез Сына. Но сердечная вера в Сына Божьего есть дар, которого все мы сподобились незримым участием и ходатайством Пречистой Девы Марии. Все мы были Ей усыновлены у Голгофского Креста.

И вновь слышим, как Спаситель в доме Марфы и Марии беседует с сестрами, и вновь размышляем над словами:

Отвещав же Иисус рече ей: Марфо, Марфо, печешися и молвиши о мнозе,
едино же есть на потребу. Мариа же благую часть избра, яже не отъимется от нея1.

Конечно, Марфа имела благоговение пред посетившим Лазарев дом Гостем. Конечно, она делала всё, что могла, чтобы выразить свою любовь ко Господу Иисусу Христу. Но эти земные, заслуживающие, кажется, всякого уважения заботы и попечения, препятствовали, как ни странно, Марфе увидеть, узреть, постичь главное: Кто вошел под кров их дома. Это был не просто друг их брата Лазаря, не просто пророк из Назарета, не просто учитель, подобного которому не было в Израиле. Но вошёл Творец неба и земли, вошёл Судия мира, вошёл Искупитель согрешившего Адама и всего человеческого рода. Вошёл Тот, Кто есть Альфа и Омега, Начало и Конец. Тот, Кто есть полнота, всё Собою наполняющая. Вошёл Тот, Кто всегда был, есть и будет. Тот, Кто вылепил Своими пречистыми руками каждого из нас, вдохнув в нас Свой бессмертный образ.

Соответственно, не только Марии, но всем, находящимся в доме, надлежало выполнить повеление, устами царя Давида запечатленное в Псалтири: Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог2. «Аз есмь спасение твое. Аз есмь Иегова», – как услышал боговидец Моисей из среды тернового куста, пламеневшего, но не сгоравшего. «Аз есмь Иегова – Сущий»3. Надлежало совершенно оставить всё и, подобно Марии, устремить взор ума и сердца всего существа к Начатку, от начала Сущему, к Тому, Кто извечно рождается от Отца и в последние дни воплотился от Марии Девы.

И Господь, зная, что у каждого своя мера, видя ограниченность человеческой природы, не ругает Марфу, как мы обычно ругаем ближних, думая, что поможем им в их нравственном становлении. Но Спаситель с Божественной любовью, кротко говорит: «Марфа, Марфа, многие помышления наполняют, наводняют твою душу. А вот посмотри на сестру, избравшую благую часть. Ей ныне по её мудрости, боголюбию, смирению открылось то, что тебе ещё не открылось – она обрела некую благую часть, которая являются её вечным достоянием». И эта благая часть есть не что иное, как созерцание. Не просто молитва: «Господи, дай! Господи, прости! Господи, помоги!» – но всецелое, умом и сердцем, душой и телом предстояние Сущему, предстояние, которое заставляет человека позабыть, кто он и где он, совершенно оставить видимый преходящий мир и войти в вечность, войти в мир невидимый, непреходящий. И в этом созерцании, то есть постижении Живого Бога, обретении глубинной радости богообщения и заключается сущность всего. И уж, конечно, жребий иноков, которые ради богообщения оставляют земные дела и земные радости, чая обрести нечто бесконечно более ценное.

И Спаситель, ободряя, утешая нас, говорит: «Блаженны слышащие слово Божие и хранящие его», как Пречистая Дева Мария в глубинах души своей. Блаженны видящие, увидевшие во Иисусе Христе Бога истинного. Блаженны те, кто не отрывают своего умственного взора от воплощенного Слова. Блаженны те, кто сохраняют в сокровищнице сердца это слово – то есть не расстаются со Спасителем и, заботясь о внешнем – без этого нельзя, остаются при своём, то есть в глубинах собственной души стараются созерцать Невидимого Бога, принося Ему денно-нощную службу покаяния и благодарения, находя в этом своё счастье, обретая своё блаженство, тот великий покой и умиротворение, имея которые хотя бы в начатке, мы легко примиряемся с нашими послушаниями, с особенностями нашей трапезы и с прочими обстоятельствами нашей жизни.


1 Лк. 10, 41 – 42.
2 Пс. 45, 11.
3 См.: Исх. 3, 14.
Иверская икона Пресвятой Богородицы.
Иверская икона Пресвятой Богородицы
декоративная горизонтальная черта
Проповедь