Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Ложь в семье

В программе “Семейный час” – о том, что такое ложь, бывает ли она безобидной и как может влиять на семейные отношения. Говорить ли всю правду? Ложь затягивает все сильнее... Как быть?

00:58:22
Ложь в семье
Протоиерей Артемий Владимиров

А. Ананьев  

– Добрый вечер, дорогие друзья. Вы слушаете «Семейный час» на светлом радио. В студии Алла Митрофанова... 

А. Митрофанова 

– Александр Ананьев. 

А. Ананьев 

– И сегодня мы название программы сформулировали очень просто: «Ложь – это неправильно, правильно...» И для того, чтобы обсудить, что такое ложь, что такое обман, откуда они берутся и как они нас разрушают, мы пригласили дорогого гостя, духовника Алексеевского женского монастыря, протоиерея Артемия Владимирова – педагога, писателя, мудрого собеседника, пастыря и замечательного мужа. Добрый вечер, батюшка. 

Протоиерей Артемий 

– Вы знаете, если хотя бы на тридцать пять процентов я буду соответствовать объявленному вами списку преференций, слушатель отойдет от радиоприемника удовлетворенным.  

А. Митрофанова 

– Так и будет. 

А. Ананьев 

– И в ваших словах я невольно считал легкую, добрую усмешку и, да не хочу сказать упрек, но такое, вы знаете, как будто бы подчеркнули: вот придумали немножко, Александр, поднаврали. Вот если в чем-то я сейчас сказал то, что не соответствует действительности, допустим, является ли это ложью? 

Протоиерей Артемий 

– Вы знаете жанр broadcasting – то есть радиовещания, все-таки предполагает интригу, нужно заинтересовать слушателя. Сколько сейчас радиостанций – и стареньких, переклеенных изоляционной лентой, и каких-то космических, нагло вещающих на галактике. Наше тихая, светлая радиостанция «Вера» не нуждается в какой-то такой броской рекламе – товар лицом. И по определению, конечно, самым сильным оружием является правда, правдой мы сильны. Ну а чтобы оправдать регалии, врученные нам для нашей мотивации, давайте этим займемся не ради хлеба куса, а ради Иисуса – то есть ради любви к истине.  

А. Ананьев 

– Один, может быть, придуманный, а может быть, реально существующей телевизионный персонаж – доктор Хаус, герой сериала одноименного, утверждает, что все врут. И собственно на этой установке и построен весь этот увлекательный медицинский детектив. И вот это вот утверждение, оно столь же провокационно сколь и заманчиво. Если все врут – значит, никому нельзя верить. Если все врут – значит, и я вру, и это дает мне какую-то индульгенцию. Если все врут, то... Скажите, пожалуйста, действительно ли все врут? 

А. Митрофанова 

– Что если так, то для семейных отношений вообще-то это большая сложность. 

Протоиерей Артемий 

– Ложь всегда по природе демоническая, бывает вкрадчивая и наглая, и одиозная. Она подобна погремушкам, которыми злой волшебник трясет пред глазами младенца. А правда всегда немножко стыдлива, немногословна, застенчива, зато мужественна и сильна. И если мы с вами заглянули бы в Успенский собор Кремля, то увидели бы: один из поясов интерьера кремля, как ни странно, содержит в себе изображения даже языческих мудрецов – Платона, Зенона, Аристотеля. И преподобный Серафим Саровский, между прочим, разъясняет, что в человека вмонтирована, встроена жажда и поиск истины. Этот поиск истины, правды любви и блага, сходящиеся в Господе Иисусе Христе, настолько любезен Самому Творцу, что даже окутанные тьмой языческого заблуждения люди, искавшие истины, оказались достойными фрески в православном соборе. Ну я, может быть, ушел сейчас далеко. Хочу сказать, что дух истины, Дух Святой почивает в наших сердцах, мы помазаны одним и тем же миром. Поэтому ложь... Может быть, и врут те, кто находит для себя это приемлемым. Но чем больше врут, тем больше страдают, чем больше врут, тем больше калечат свое сердце, скребут ножом и протыкают напильником свою душу. И напротив, правда иногда невыгодна, иногда провокационна, но она награждает любителей правды покоем и сердечным миром. И, наверное, возвращаясь сегодня к нашим, не хочу сказать, баранам, а к нашим пенатам, к семейной жизни, мы будем задавать острые вопросы и искать, болезненно искать ответы. Потому что действительно жизнь прожить – не поле перейти, и супруги, выбирающие эти маскировочные халаты в виде лжи, думают устроиться покомфортнее, но результирующая редко вдохновляет как их, так и их собственных детей.  

А. Митрофанова 

– Два примера у меня сейчас, отец Артемий, в голове сразу всплыли, в сознании. Первый – «Осенний марафон», всем хорошо известный фильм, где герой Олега Басилашвили, бегающий от жены к любовнице и обратно, заврался в итоге и там и там. 

А. Ананьев 

– Когда я был юн и неопытен (прости, перебью), я всегда воспринимал героя Олега Басилашвили положительным героем... 

А. Митрофанова 

– Серьезно? 

А. Ананьев 

– Да, которого просто замучили женщины.  

А. Митрофанова 

– А я его воспринимала как... 

А. Ананьев 

– Лет в 18–19 я ему очень симпатизировал и даже его как-то жалел. Потому что он же хороший человек.  

А. Митрофанова 

– Ну безусловно... 

А. Ананьев 

– И здесь помогает, и здесь помогает, и здесь старается не обидеть.  

Протоиерей Артемий 

– Но при этом, сидя на двух стульях, в результате получает такие электрические заряды в одно место, что на лице его блаженства не видно. 

А. Ананьев 

– А потому что достали. А он человек добрый и отказать не может. 

А. Митрофанова 

– Ну еще надо понимать: Басилашвили настолько гениальный артист...  

А. Ананьев 

– Это да. 

А. Митрофанова 

– Что его лицо в эти моменты, оно в какое-то дребезжащее желе начинает превращаться. И для меня вот этот образ дребезжащего желе как-то закрепился насовсем с тем образом жизни, который он ведет – то есть вот это вот состояние лжи и дребезжащего желе. Вот почему-то так. И мне как-то, знаете, а мне было наоборот, настолько дискомфортно за всем за этим наблюдать, что я в детстве очень не любила этот фильм. А вторая картина, которая у меня сейчас в голове, в связи с вашими размышлениями, отец Артемий, появилась – это «Москва слезам не верит». Где когда Гога из электрички узнает-таки правду про то, кем работает его избранница, каков ее социальный статус и должность, он смывается в кусты, и там практически рушатся отношения, которые так прекрасно и романтично в этой самой подмосковной электричке начинались. И возникает вопрос: а может быть, и не всегда стоит рассказывать, как оно на самом деле, для того, чтобы отношения сохранить? Или все-таки нет? 

А. Ананьев 

– А может быть, все-таки промолчать – не значит соврать, ты хочешь уточнить? 

А. Митрофанова 

– Умолчать – не значит соврать. Не рассказывать всю правду. 

Протоиерей Артемий 

– Ну разрешите мне перевести наш разговор в русло конкретики и каких-то пастырских жизненных ситуаций. 

А. Митрофанова 

– С удовольствием. Потому что оба эти примеры, как вы понимаете, они... 

Протоиерей Артемий 

– Вот встретились они и она, имея за спиной определенный багаж побед и поражений. Часто возникает желание у искренно полюбивших друг друга людей раскрыть все карты и поделиться абсолютно всеми подробностями прошлой жизни, как говорят, душу вывернуть наизнанку, чтобы начать все с белого листа. Не будем путать с батюшкой того или ту, кто надеется стать вашей половинкой. Одно дело, переосмысление прожитого и искреннее, горькое, бесповоротное покаяние во грехах, когда через священника Господь Иисус Христос, взявший на Крест всю неимоверную тяжесть вселенских прегрешений, Своей Кровью омывает вашу совесть и водворяет мир и чистоту в вашей душе. Когда, скажем, невеста – вот еще вчера она была абитуриенткой, имела какую-то романтическую историю, – принимает предложение того же Басилашвили или Кикабиздзе, человека с горячей кровью и огненным взором, и так в простоте ему расскажет, что играла в группе продленного дня в бутылочку. Была такая игра в бутылочку: на кого бутылочка кефира повернется, того и поцеловать нужно. Этим самым вы можете такого джина из бутылки вызволить, когда человек, не способный принимать чужие откровения, вдруг воспламенится совершенно иррациональной ревностью. Он не хочет знать, что еще месяц того назад его и не было в вашей жизни и вы еще никому не давали никаких обетов верности и любви. Но я знаю, что часто такие признания могут тяжелейшим ударом послужить, могут даже разрушить семейную жизнь и рай превратить в ад. Поэтому знай, что говоришь, кому говоришь, зачем говоришь, и какие из этого будут последствия. Но это я взял конкретную ситуацию, относительно бэкграунда того, что у вас за спиной в период жениховства. Потому что вываливать все вместо священника, исповедника, вашей счастливой половине – будет большой ошибкой.  

А. Ананьев 

– Вы слушаете «Семейный час» на светлом радио. В студии Алла Митрофанова и Александр Ананьев. И мы говорим о теории лжи и теории обмана, с нашим гостем, духовником Алексеевского женского монастыря, протоиереем Артемием Владимировым. И сейчас, батюшка, хочется немножко уйти в историю. Ведь был время, когда лжи не было.  

Протоиерей Артемий 

– Так. 

А. Ананьев 

– А потом она появилась. И я, готовясь к программе, увидел фразу, что отец лжи диавол. И хотел у вас уточнить, как правильно понимать эту фразу.  

Протоиерей Артемий 

– Отец лжи диавол, ибо он, не соблюдши, как ангел света, своего достоинства, вместо прославления Создателя возмечтал быть сам центром вселенной и возжелал похитить не принадлежащую ему славу, сниспал с вышней области во тьму кромешную, стал исчадием тьмы, отцом лжи, человекоубийцей. И с тех пор как влияние диавола распространилось на человечество, в тот праисторический момент, когда Ева, отойдя от Адама, самостоятельно гуляя по райским дорожкам, услышала его лживые посулы, не убежала прочь, но преклонила ухо, свершилось вероломство – то есть люди презрели закон Божественной любви, потеряли связь с Создателем. Вот с тех пор ложь своими темными сетями стала распространяться оседать, в человеческих сердцах, которые все-таки не потеряли, как мы выяснили, сочувствия к истине, ложь борется с истиной, правда и неправда сосуществуют. А каждый из нас, находясь на поле битвы, ежедневно видит пред собою эти соблазны, вызовы и свободно склоняет чашу своего произволения либо к добру, либо ко злу. И в семейной жизни лукавый особенные прилагает усилия, чтобы супруги потеряли доверие друг ко другу, чтобы у кого-то из них слово стало расходиться с делом, чтобы вместо бесхитростной любви воцарилась ревность, вместо доверия – подозрительность, чтобы с потерей доверия простое превращалось в сложное. И семейный рай – прямой аналог с повествованием из Книги Бытия, первый круг рая, – стал бы первой ступенью, ведущей во ад, когда люди перестают слышать друг друга, доверять друг другу, когда они вступают в вечные контры, как лед и пламя, и уже не понимают, для чего соединили свою судьбу. Ведь каждый из нас, по замыслу Творца, в семье должен найти то, чего он не имеет сам в себе, взятый в отдельности.  

А. Митрофанова 

– Отец Артемий, а как вот выдерживать баланс определенный? Вы на примере начала отношений между мужчиной и женщиной рассказали: бывают ситуации, когда не стоит вываливать сразу всю правду, думать о том, какое впечатление это может произвести на вашего избранника. Вот, например, как это работает в семейной жизни и где проходит эта граница? Если, скажем, там на работе кто-то из коллег оказал знак внимания женщине, которая замужем, и которой это было, ну скажем так, не неприятно – ей подарили какую-нибудь там вещицу. И она, чтобы человека не обидеть, этот подарок приняла. Ей об этом мужу рассказывать? 

Протоиерей Артемий 

– Брильянтовые запонки для ее мужа. 

А. Митрофанова 

– Нет, не брильянтовые запонки, а скажем, шейный платок какой-нибудь, да, или что-то вот такое. Она может сказать, что это подарок от подруги – это будет неправдой. Но если она мужу скажет, что это ее там, скажем, сосед по рабочему месту, то тогда ревность неизбежна. И как ей быть? 

Протоиерей Артемий 

– Нужно, наверное, все-таки женщине, богато одаренной чувствами, подключать какие-то аналитические центры. И нам дано предугадать, как наше слово отзовется. И психология замужней, конечно, порядком отличается от устроения девицы. Поэтому либо она вспомнит правила хорошего тона, литературную гостиную Карамзиной, вспомнит Наталью Николаевну Пушкину и скажет с соответствующей интонацией Татьяны Лариной: «Мусье Пьер, я, безусловно, тронута вашим вниманием, мною не вполне заслуженным. И готова была бы принять этот дар, потому что вижу в вас Пьера Безухова – наивного, добросердечного. Но я смею вам показать это кольцо с бриллиантом. Мой муж, старый генерал, любит меня до безумия...» 

А. Ананьев 

– И он сильнее вас! 

Протоиерей Артемий 

– «Недавно ему сослуживцы подарили винтовку с глушителем. Поэтому, если вы хотите жить, я попрошу вас: удержите этот подарок при себе до нашей встречи семьями. Там когда ваше подношение будет воспринято комильфо».  

А. Ананьев 

– А я тоже в свою очередь осмелюсь на ваш, Алла Сергеевна, вопрос... 

А. Митрофанова 

– Ты очень подозрительно на меня смотрел, когда я об этом спрашивала.  

А. Ананьев 

– Да, потому что меня переклинило на твоей сентенции, согласно которой, если ты вернешься домой с платком, подаренным тебе коллегой, это неизбежно вызовет ревность. Вот это ты с чего взяла? Ревность на пустом месте не появляется. Если, допустим, ну будем конкретны, ты вернешься домой с прекрасным шейным платком, подаренным тебе, ну вот допустим, чтобы далеко не ходить... 

Протоиерей Артемий 

– Отцом Артемием. 

А. Ананьев 

– Отцом Артемием или нашим прекрасным звукорежиссером Романом – ну какая ревность может возникнуть здесь? Если женщина не давала повода для ревности...  

А. Митрофанова 

– Ну просто не всем так с мужьями везет.  

А. Ананьев 

– Нет, дело не в этом. Если женщина не давала поводов для ревности, если мужчина не давал поводов для ревности, откуда она возьмется? Подарки здесь ни при чем. А вот если уже семена ревности давным-давно посеяны в почву и они там уже понемножку растут и пустили корни, тогда принесешь ты домой шейный платок, не принесешь ты домой шейный платок, а ревность уже там растет. А вот почему она там растет, надо разбираться. 

Протоиерей Артемий 

– И все-таки в защиту нашего оппонента, Аллы Митрофановой, скажу, что вещественные дары действительно немы и глухи, но интенция, намерение, которое стоит за ними, бывает, благоухает или дурно пахнет. И поэтому да, действительно, Алла, вам повезло: любовь доверяет, любовь отпускает вожжи, зная, что человек носит в себе сам эту такую дисциплину семейную. Однако классический пример, когда супруг возвращается домой с совещания, и вдруг у него в пиджаке, ну не в нагрудном, а боковом кармане супруга, которая пылинки такие липким...  

А. Митрофанова 

– Роликом. 

Протоиерей Артемий 

– Валиком снимает, вдруг видит этот батистовый платочек. У нее глаза превращаются в очи – «грозные очи, черные очи», она напоминает героиню из «Бриллиантовой руки», помните... 

А. Митрофанова 

– Нонна Мордюкова? 

Протоиерей Артемий 

– «Это что?!» – к носу супруга она приближает этот платочек. И начинается, как вы очень живописно сказали, дребезжащий кисель: «А это... это... ничего... это я так, случайно...», – и вот уже плетется тень на плетень, и ситуация действительно достойная О. Генри, достойная глубокого психологического разбора. 

А. Митрофанова 

– То есть надо все-таки десять раз подумать, прежде чем соглашаться на какие-то презенты и прочее. А еще лучше действительно принимать их...  

А. Ананьев 

– Ну ты говоришь скорее о целомудрии в целом, как база, основа поведения. Сейчас мы скорее говорим о последствиях тех или иных и о необходимости сказать правду или соврать. 

А. Митрофанова 

– Отец Артемий, а что может вот это доверие между супругами разрушить, по вашему пастырскому опыту? Вот ложь, она может такое, и какой она должна быть тогда, эта ложь, чтобы разрушить доверие? 

Протоиерей Артемий 

– Лукавый страшно завидует союзу любящих друг друга людей, в котором каждое мгновение бесконечно значительно, союзу, над которым витает Ангел Божий, союзу, над которым сбываются слова Самого Христа: «Где двое собраны во имя Мое, там Я среди вас». Кстати, имеется в виду не исключительно супружеский союз. Ведь и друзья, наслаждаясь взаимным доверием, бескорыстием, знают, какое это великое приобретение, если сердца бьются в унисон. Диавол, клеветник, тот кто действует по принципу «разделяй и властвуй» (он научил, кстати, англосаксов в геополитических отношениях применять этот инструмент), он-то и подкрадывается тихой сапой, с набором отмычек, одну за другой он использует эти отмычки, пытаясь всеять вот эти семена зла, чтобы взрастить les fleurs du mal – цветы зла. И с чего это начинается? В наше время, знаете ли, SMS-сообщения часто становятся камнем преткновения. Нет, шила в мешке не утаишь. И иногда у супругов бывает какая-то единая почта – вдруг высыпаются в телефон ничего не подозревавшему мужу сообщения, адресованные его жене. И какие разные ситуации – иногда мы и не отвечаем за тех навязчивых и даже просто, скажем, больных на голову лиц, которые неотвязным своим вниманием дискредитируют нас перед нашими ближайшими родственниками. 

А. Митрофанова 

– Но отвечать придется. 

Протоиерей Артемий 

– А вот чуть-чуть дашь слабину – а что будет дальше? послушаю этого Иванушку-дурачка, – затянет тебя эта паутина. Супруг вдруг становится вольным свидетелем этой глупой, ни к чему не ведущий переписки. И экивок, слово за слово – она пытается как-то сдобрить, сгладить это недоразумение, у него вскипает ревность. А еще чаще ситуация, предположим, действительно имела место какая-то история нехорошая, вторжение – супруг покаялся. Знаете, каждую неделю я как священник стою у этого водораздела под названием исповедь и, словно кот Леопольд, пытаюсь с Божией помощью расколотую вазу склеить, соединить – и Бог дает это. И вот супруг обещал клятвенно, пролил даже скупую мужскую слезу, разорвать порочащую его связь. И в свете этого обещания вот одна эсэмэсочка, которой вы стрельнете в ту, запрещенную сторону, уже является ложью и предательством и может провоцировать виток новых конфликтов в семье.  

А. Ананьев 

– Ложь во много мне напоминает (простите меня за сравнение, на радио «Вера» это, может быть, неуместно покажется) тяжелый наркотик, который вызывает мгновенное привыкание. Более того, с каждым разом тебе требуется более серьезная доза. О правде и лжи, о том, как неправда разрушает, а ложь разъединяет людей, мы продолжим разговор с нашим гостем, духовником Алексеевского женского монастыря, протоиереем Артемием Владимировым... 

А. Митрофанова 

– И как не позволить им это сделать. 

А. Ананьев 

– Да. Ровно через минуту. 

А. Ананьев 

– Мы продолжаем удивительный разговор о том, как может быть опасна и разрушительна ложь в семейных отношениях, с нашим гостем, протоиереем Артемием Владимировым, духовником Алексеевского женского монастыря. В студии Алла Митрофанова... 

А. Митрофанова 

– Александр Ананьев. 

А. Ананьев 

– И добрый вечер еще раз, батюшка Артемий. Я вспоминаю строчки из Священного Писания, строчки, которые заставили меня крепко задуматься: «Неверный в малом неверен и во многом». И это натолкнуло меня вот на какую мысль: ложь во многом подобна тяжелым наркотикам, которые вызывают мгновенное привыкание и с каждым новым разом тебе требуется все больше и больше доза. И это превращается в снежный ком, который катится вниз, разрушая все под собой, становится все больше и больше, пока окончательно не сметет с лица земли твой дом, твою семью, вообще все твои отношения. Ты окажешься в луже, в этой грязи в этой помойке. И будешь собирать все в кучки: ну я построю себе новый дом. 

Протоиерей Артемий 

– Да-да, именно так, и вот почему. Когда свершилось что-то нехорошее, что-то гадкое, что-то мерзкое, когда упавшая сторона – я не говорю обязательно о прелюбодеянии, но знаете ли, в свете great love story даже какой-то, невесть откуда взявшийся полупьяный поцелуй уже воспринимается болезненно сердцем, как измена. И если ты тотчас не вскрыл тот гнойник – вновь я размышляю о том, как хорошо, если в семье есть священник-духовник, который вас уже знает и поймет, и вместе с вами помолится и поплачет, и обнимет вас, и пожурит. Вы вскройте, сделайте резекцию, исторгните этот гной, избавьтесь чрез покаяние, переосмысление, бдительность, самоконтроль от возможности дальнейшего рецидива – и рана будет залечена. Но едва лишь только вы гадюку прижали к груди, едва лишь только вы сделали вид, что все путем, все как людей, все нормально, едва лишь только вы провоцировали этой своей скрытностью развитие греха, то (совершенно правильно, Александр, вы говорите) малая ложь сначала в алгебраической, потом в геометрической прогрессии рождает потоки и потоки экивоков, клятвенных заверений, обещаний, а между тем недоверие растет прямо пропорционально увеличивающейся неискренности. И, в конце концов, сель гнева, ревности, расторжения может уничтожить все, смести все на своем пути. Не дай Бог нам запутаться в этих силках, в этих электрических проводах. Как хорошо жить чисто, просто, честно. И вот я, вы знаете, не готовился специально к нашей передаче, но до смешного: зашел сегодня по пути на радиостанцию в один дом, посетил пожилую женщину, ну и заглянул (священники тоже не с неба сваливаются) в комнату для приятного уединения. Мне вот не нравится (отвлекаюсь, лирическое отступление, но методически оно будет грамотно), когда, скажем, после обеда сытного хозяйка говорит: «Батюшка, не хотите ли вымыть руки?» Я смотрю на свои руки, и салфеткой влажной я уже их протер: «Да зачем мне мыть мои руки?» «Батюшка, путь будет долгий... Рекомендую вымыть руки». Я вот сейчас ломаю эти стереотипы, эвфемизмы. Я обычно говорю: «Есть ли у вас здесь комната для приятного уединения?» Люди не сразу входят в тему, но потом догадываются. Представьте себе, что я увидел там иллюстрированный журнал, интересуясь жизнью во всех хороших проявлениях, и какая-то кинозвезда приняла предложение такого мачо, и вот там подзаголовочек: «Мы с самого начала решили все недоумения, все недоразумения, все подозрения разрешать через искренний диалог». А ведь и правильно! Дай Бог им счастья! Потому что такая открытость, такая исповедальная атмосфера в семье просто не дает лукавому возможность свой коготь страшный запустить в ткань их совместного бытия. 

А. Ананьев 

– Я в свою очередь называю это «кабинетом для немолодых мужчин», и это тоже забавно. 

А. Митрофанова 

– А можно, отец Артемий, такое уточнение. Получается, что очень важно друг с другом разговаривать на самые глубокие темы. Вы знаете, я открытие такое сделала некоторое время назад: не все разговаривают друг с другом муж и жена. И дело не только в том, что у людей могут быть разные интересы и не все темы для разговоров общие. Дело и в том, что нет привычки опускаться в разговоре на какую-то предельную глубину и исповедально открываться. Поэтому не всегда есть между людьми возможность даже сама, физическая и психологическая возможность разговора, в котором можно было бы, как вы говорите, предельно честно все прояснить. 

Протоиерей Артемий 

– Избавляться от этой накипи лжи, каких-то недоразумений, они всегда присутствуют. 

А. Митрофанова 

– Вот нет привычки просто, понимаете. 

Протоиерей Артемий 

– Это характеристическая черта нашего времени. В наш шумливый век, когда эфиры наполнены многоводьем слов, люди, близкие родственники, действительно как воды в рот набрали – они не привыкли делиться впечатлениями дня, они скользят по какой-то поверхности общения друг с другом, и это действительно беда. Потому что давайте говорить друг другу комплименты, высокопарных слов не будем опасаться – все это любви прекрасные моменты, которые должны оседать в сердцах и созидать атмосферу доверия, полноты, мира, ту атмосферу, что и является семейным счастьем.  

А. Ананьев 

– Возвращаясь к очень практичному вопросу про неверие в малом и неверие в большом. Как реагировать в семье, если было вот диагностировано неверие в малом? Ну допустим, муж, уходя из дому, в ответ на вопрос жены: «Дорогой, ты позавтракал?» Он сказал: «Нет, я кофе выпил, мне достаточно». И его можно понять: в глазах жены он хочет выглядеть стройней и лучше, он не хочет ей говорить, что он съел эклер, который хранился в холодильнике. Он говорит: «Нет, дорогая, я кофе выпил, я пойду». И он такой молодец... 

А. Митрофанова 

– Вот у женщины сердце разрывается в этот момент: «Слушай, как же так? Он не позавтракал и пошел!»  

А. Ананьев 

– И она подходит к холодильнику, открывает дверь и видит: эклер съел.  

А. Митрофанова 

– Успокаивается. 

А. Ананьев 

– Так, на секундочку. Вы понимаете, я притянул за уши пример, но в качестве неверия в малом он вполне сгодится. Он неверен в малом. И вот стоя пред открытым холодильником, она начинает думать: так, значит, он мне соврал в этом. Возможно, он мне будет врать...  

Протоиерей Артемий 

– Где гарантии, что... 

А. Ананьев 

– Да мало того где гарантии, у нас есть фактически аксиома: «Неверный в малом неверен и во многом». И она ведет нас за руку буквально к тому, что еще немного, он будет, молча и не говоря, забирать там по 10–15 тысяч из семейного загашника, тратить их непонятно на что, пропадать на совещаниях, у него появится кто-то, он будет уезжать в Испанию с кем-то... 

Протоиерей Артемий 

– Ой, на ночь глядя не нужно об этом! 

А. Ананьев 

– Да-да-да, и все это она понимает, стоя перед холодильником, из которого исчез эклер. 

А. Митрофанова 

– Это называется: женская логика.  

А. Ананьев 

– Да, я просто пытаюсь понять, вот выводы из малой лжи надо делать или же их надо просто отпускать? 

Протоиерей Артемий 

– Думается, что здесь нужно смотреть на интенцию, мотив, намерение. Потому что жизнь чрезвычайно многобъемна, она не умещается в какое-то простое русло – ось игрек, ось икс, – она не строится по раз навсегда принятому лекалу. И поэтому иногда умолчание и как бы внешний недостаток искренности продиктован бывает любовью. Пожилая супруга, зная нездоровье мужа, находится в предынфарктном состоянии. У мужа давление 235. Она спрашивает: «Ванечка, ты замерил давление? Что там у тебя?» И он говорит: «127». Здесь, конечно, неверность в малом, но желание поберечь супругу – он знает, что правдивый ответ добьет ее. Я приношу супруге гранатовый браслет: «Позвольте, милая, вручить вам знак моей любви». «Сколько стоит? Где взял?» Может быть, он и не растратил материнский капитал на это украшение, но изрядно оскудела его мошна – пусть он умалит цену ради любви. И такие вещи, конечно, как бы непохвальны, но и не предосудительны. Когда же все-таки речь идет о лукавстве, провоцированном нашим эгоизмом, нечестностью, желанием что-то сокрыть, а не послужить человеку, то согласен: с ручейка начинается река. И, скажем, дети, которые не отдают сдачу маме, утаивая гривенник или полтинник, в скором времени проявят и крайнюю нечистоплотность и будут без спроса брать с доверием положенные в секретер семейные накопления.  

А. Митрофанова 

– Отец Артемий, а где опять же проходит грань? Вот я, возвращаясь к эклеру, который уже не лежит в холодильнике, думаю: вообще в принципе нормальная женская реакция – это либо порадоваться, что он все-таки что-то съел, либо, ну подумать: наверное, он сам не помнит, как он это сделал, он же загружен работой, у него голова забита совсем другими вещами. Он съел на автомате и пошел.  

Протоиерей Артемий 

– В таких делах необходимо подключать юмор и известную долю такта. Вдогонку за ушедшим супругом пришлите ему SMS-сообщение: «Солнышко мое, я с удивлением обнаружила, что твой Ангел Хранитель...»  

А. Митрофанова 

– Съел твой эклер...  

Протоиерей Артемий 

– «Утилизовал вкусняшку. Дай Бог тебе не остаться голодным до вечера». Так или сяк, но, знаете, опытный учитель никогда не будет в лицо обличать нашкодившего ученика...  

А. Митрофанова 

– Вот. 

Протоиерей Артемий 

– Но всегда даст понять классу, что от него, педагога, не укрылось чрезвычайное происшествие. А шапка на Сеньке уже дымится.  

А. Митрофанова 

– Все-таки если попробовать какое-то правило вывести. Если муж или жена замечает некую ложь в отношениях, выяснять это напрямую не рекомендуется? Рекомендуется как-то вот обойти мягко, вывести на чистую воду и прочее. Или вот прямо раз и навсегда проставить точки над i? 

Протоиерей Артемий 

– Зависит, наверное, от психологического устроения супругов. Если они еще недавно оба были лимитчиками, купили наконец хрущевскую квартирку, иногда муж может спьяну гаркнуть на жену, она может кинуть подушку – ну так, в простоте, милые не бранятся только тешатся, простая у них психология – наверное, нужно все проговаривать и изъясниться по полной. Если у супруга мама психотерапевт, папа русский, то конечно, наверное, достаточно бывает намекнуть, а ля Честертон, с каким-то французским изяществом. И когда мы, как в дипломатии, понимаем, о чем говорим, хотя и не называем вещи своими именами, этого бывает достаточно. То есть каждая ситуация должна нам подсказывать, как удобнее ее разрешить. 

А. Ананьев 

– Ох, батюшка, у меня сразу столько много вопросов по поводу того, что вы говорите. В частности, о мотивах любви. Если это продиктовано истинной любовью, то тогда как бы... Но ведь любая ложь в семье продиктована любовью. Я вспоминаю строчки из романа Евгения Гришковца «Асфальт»: «Что же мне делать?» – сказал оступившийся Миша. «Ври, Миша! Ври так, как никогда не врал! Она не заслуживает того, чтобы ей было больно». 

Протоиерей Артемий 

– Как интересно. 

А. Ананьев 

– Да, так все-таки, если у нас есть любовь и желание сохранить, и есть проступок, и есть желание не делать человеку больно. Так, может быть, все-таки врать? Или же, говоря неправду, мы коверкаем истину, в черном белого быть не может? Это цитата.  

Протоиерей Артемий 

– «Мне нравится, что я больна не вами...» Мне нравится изречение святителя Тихона Задонского, одного из самых любимых русским народом писателей духовных начала XIX столетия. Он говорил: «Любовь подыщет слова». Если я чувствую душу своего собеседника, если я мучительно боюсь его поранить, оскорбить, если мне страшно потерять доверие души, то я, по жизненной ситуации, всегда найду царский путь и золотую середину. Как ни крути, вранье не от Бога. Как ни крути, но правда, лишенная... Нет истины в обличениях и нет правды без любви, сказал вещий Александр Сергеевич Пушкин. Поэтому конкретная ситуация всегда мне поможет. Ведь к нашим услугам интонация, умолчание, какой-то намек. Чем больше мы живем на этой грешной земле, тем меньше нам хочется погрешать в слове, чем более мы любим, тем осторожнее и предупредительнее мы становимся. И поэтому завет персонажа из романа с поэтичным названием «Асфальт» я не могу принять на все сто. Но знаю, что даже шампиньоны пробиваются через асфальт, то есть любовь найдет правильный образ выражения и общения. Так чтобы и язык у нас не распух от вранья, но и сердце не укорило нас в недостатке мягкости и предупредительности. 

А. Ананьев 

– По этому поводу вспоминается высказывание опытных автолюбителей, которые утверждают, что из-за высокой скорости еще не было ни одной аварии, аварии бывают из-за резкой остановки. То же самое можно сказать и про ложь, батюшка. Ни одни отношения не развалились еще из-за лжи, отношения развалились из-за раскрывшейся правды.  

Протоиерей Артемий 

– Такие афоризмы заставляют меня предположить, что вашим пращуром является либо Омар Хайям с его рубаями... 

А. Митрофанова 

– Похоже. 

Протоиерей Артемий 

– Либо Мишель Монтень, с его «Психологическими опытами». 

А. Митрофанова 

– Тоже берем. 

Протоиерей Артемий 

– Я чувствую себя еще просто недостаточно подросшим для участия в нашей передаче. 

А. Ананьев 

– А стоит ли пытаться уличать во лжи, если ты понимаешь, что она имеет место быть? 

Протоиерей Артемий 

– Вопрос глубокий. Думается, что если это общение с ребенком – безусловно да. Если мы общаемся уже со сложившимся человеком, развитой личностью... Я вот часто воспоминаю Господа нашего Иисуса Христа и апостольскую общину. Ведь Спаситель, как всеведущий, совершенно знал все, что происходит в сердцах Его учеников. И Иуда, который был вор, и который, соответственно, лгал часто, скрывая свои истинные небескорыстные намерения: «И зачем, и к чему эта трата мира? Не лучше было бы отдать его нищим, продать и отдать нищим. Что она возливает Учителю драгоценное благовоние на стопы?» Спаситель, как ни странно, не обличал вслух Иуду. Мы вот в советское время выросли, привыкли к такому выражению: «товарищеский суд», «пригвоздить к позорному столбу», «заклеймить позором»... 

А. Митрофанова 

– «Павликоморозить». 

Протоиерей Артемий 

– И вроде можно было прижечь эту язву и рыжеволосого Иуду вывести на чистую воду, но Спаситель, всемогущий и всеблагой Бог, не открывал ученикам этой червоточины. Но делал все, истощал все средства Своей любви и премудрости, чтобы побудить Иуду самому раскрыться, покаяться. Даже слова: «Лобзанием – поцелуем ли – предаешь Сына Человеческого?» – этот вопрос, из уст Христа вышедший в ту страшную гефсиманскую ночь, должен был растопить окаменевшее сердце злодея. То есть результирующая: Спаситель не обличал гласно Иуду, но давал ему понять, что все его козни, все его злые умыслы у Господа на ладони. Спаситель – идеальный педагог и строгий учитель, в этом отношении Он, таким образом, проповедует и нам применять определенный психологизм, не пригвождать, как это говорится, не размазывать вошь об стенку, но помогать человеку все-таки усовеститься, с тем чтобы он сам показал этот нарыв. Хотя, наверное, сколько людей, столько и стилей, столько и подходов. 

А. Ананьев 

– Мы продолжаем разговор о том, как избежать лжи, и как она разрушительна в семейных отношениях в частности, в жизни вообще, с нашим гостем, духовником Алексеевского женского монастыря, протоиереем Артемием Владимировым. Немножко статистики вам, батюшка, от нас с Аллой Митрофановой. Провели социологический опрос британские ученые, и он выявил... 

А. Митрофанова 

– Британские ученые? 

А. Ананьев 

– Да.  

Протоиерей Артемий 

– Поверю на слово. 

А. Ананьев 

– И выявил всю лживость современного общества. Ну это общедоступная информация, я ее слышал много раз и, в общем, склонен верить. 

А. Митрофанова 

– Но ссылка, подожди, на британских ученых?  

А. Ананьев 

– Ссылка на британских ученых. Это причем не те самые британские ученые, на которых ссылаются каждый раз, когда хотят сказать какую-то глупость. 

А. Митрофанова 

– Это настоящие. 

А. Ананьев 

– Это настоящие, в кои-то веки, британские ученые. Ну так вот, оказалось, что граждане и гражданки на протяжении своей жизни, батюшка, обманывают друг друга – приготовьтесь! – 88 тысяч раз, при условии что живут не менее 60 лет. То есть врут 1466 раз в год и примерно четыре раза в день – это в среднем, кто-то врет чаще. Например, мужчины врут, в среднем, пять раз в день, женщины, на удивление, в среднем менее лживы – они врут три раза в день.  

А. Митрофанова 

– А в чем? Вот как можно соврать и не заметить? Ну это, во-первых, очень неприятно же когда врешь, больно же становится... 

А. Ананьев 

– Нет, это как раз не та самая ложь, когда навстречу идет коллега, и ты понимаешь, что сегодня ясно не ее день – она выглядит помятой, у нее сальные волосы, у нее отвратительное настроение. И чтобы сделать ей приятное, ты ей врешь, говоришь: «Марфа Степановна, вот, голубушка, как вы хорошо сегодня выглядите!» Это не та ложь.  

А. Митрофанова 

– А какая? 

А. Ананьев 

– Ложь, чтобы что-то скрыть, чтобы себя оправдать... 

Протоиерей Артемий 

– «Девушка, у вас отечественные персики? – Да, из Кубани». А персики из Китая. К сожалению, сегодня вот коммерция настолько суровая вещь, что ложь там даже не считается недостатком.  

А. Митрофанова 

– Там серая зарплата, например, или что-нибудь такое – ложь, в которой участвуют и работодатели и сотрудники. 

А. Ананьев 

– Ну я, если проанализировать вот так вот, вру и вру немало – и по работе, и в жизни, вот если так, по-серьезному подумать. Приходится. Я готов тебе рассказать о каждой своей неправде, но врать мне приходится, и это действительно так. 

Протоиерей Артемий 

– «Дыхните», – просит милиционер автолюбителя. Вы отвечаете: «Простите, астма замучила».  

А. Ананьев 

– Кстати, прекрасный пример у батюшки. Тебя останавливает сотрудник ГИБДД. Ты понимаешь, что у тебя все хорошо, ну все хорошо у тебя. Но если он спросит, пил ли я вчера, сказать ему, что я не пил, будет ложью. А сказать, что пил – и ты обрекаешь себя на два часа абсолютно бесцельных, безрезультатных расследований, которые ничего не покажут. Потому что я знаю, что можно, а что нельзя, когда ты за рулем. 

Протоиерей Артемий 

– Подключать юмор: «Вы знаете, я вам сейчас отвечу: «Все, что было не со мной, помню... А степная трава пахнет горечью...» 

А. Ананьев 

– А вот этого не было. 

Протоиерей Артемий 

– «Я живу сегодняшним днем, гражданин начальник, то что было, то прошло».  

А. Митрофанова 

– Роскошно. 

Протоиерей Артемий 

– Конечно, я солидаризируюсь с вами, дорогой Александр. Может быть, мы даже сами не замечаем, как что-то подквакиваем, подкаркиваем... Но вместе с тем, совесть нашей передачи, Алла... 

А. Митрофанова 

– Ой! 

Протоиерей Артемий 

– Сказала: неужели мы не замечаем, когда врем? Не будем забывать, дорогие радиослушатели, что в наше сердце встроен детектор истины – это совесть, это богодарованное различение добра и зла. И даже если нам еще пока не удается избежать каких-то экивоков, каких-то двусмысленностей на грани правды и лжи, все-таки вспомним совет святых отцов: всегда использовать некоторую тяпку, мотыжку, с помощью которой выпалывают сорняки – самоукорение. Внутри себя обличи, осекись, проконтролируй: «Господи, прости! Виноват!». Вот это внутреннее тайное покаяние пред Истиной, Которая все видит, все слышит и мысли наши знает наперед – это очень важно. Потому что когда внутри нас будет этот укоритель, будет нас зазирать наша совесть, мы будем контролировать континуум – то есть беспрерывный поток исходящих слов, мало-помалу мы воспитаем, выдавим из себя раба, по слову Антона Павловича Чехова. Воспитаем в себе такое замечательное простое правило: думай, что говоришь, не говори того, чего не думаешь, не все что думаешь, говори. Уметь помолчать лучше, чем соврать. Вместе с тем произнося что-то, будем думать о последствиях, соразмерять наше слово со способностью воспринять его окружающими. А наверное, еще очень важно внутри по-детски всегда взывать: «Господи, вразуми! Господи, настави! Господи, помоги!» И человек, который собеседует мысленно с Истиной, бароном Мюнхгаузеном никогда не станет.  

А. Митрофанова 

– Вы сказали: по капле выдавливать из себя раба. Я вспомнила: вот раболепство перед начальством – это ложь или нет? Когда мы видим человека, в присутствии которого сразу меняем интонацию голоса и начинаем как-то, знаете, ну заглядывать внимательно в рот, в глаза... 

Протоиерей Артемий 

– Подпрыгивать, как Бобчинский и Добчинский. 

А. Митрофанова 

– По сути, теряя собственное достоинство. 

Протоиерей Артемий 

– Это все было бы неплохо, если бы тот же самый персонаж не допускал в домашнем быту матерной брани. И когда его спрашиваешь: «Слушай, это же что из тебя такое лезет? – Ах, сорвалось...» Интересно, что часто матерщинники говорят о непроизвольном словоизвержении, но при этом в час, когда предстоят начальству, меняются кардинально. 

А. Митрофанова 

– Но это лицемерие называется или как? 

Протоиерей Артемий 

– Это лицемерие, это какое-то хамелеонство... 

А. Ананьев 

– Это даже не лицемерие, как мне кажется, и даже, наверное, батюшка, осмелюсь и вас поправить, не хамелеонство. Это то расщепление личности, с которым мы в конечном итоге и призваны бороться. То есть на работе мы носим одни маски часто, дома носим другие маски, с друзьями – третьи, с родителями – четвертые. А наша цель – научиться общаться со своим ребенком так же, как и со своим нелюбимым начальником. И если сформулировать конечную цель нашей жизни, то одной из формулировок было бы: отказ от этих всех масок, стать единым, целым, счастливым, постоянным человеком и сознательно отказаться от лжи. 

Протоиерей Артемий 

– И если бы меня спросили: кто получил за этот час самую большую пользу, наши слушатели или мы сами? А кто из троих получил максимум пользы? То это я. Потому что произнося такие правильные, морально безупречные вещи, мы сами себе задаем определенную программу, по которой нам придется проживать сегодняшний вечер. И я благодарю вас, дорогие «А.А.» – Александр и Алла, за то что вы мне, третьему «А», рассказали, что такое хорошо и что такое плохо. Я чувствую себя крохой, которая получила импульс жить честно, чисто, благородно – жить не по лжи. 

А. Митрофанова 

– Отец Артемий! 

А. Ананьев 

– Спасибо вам огромное, батюшка. Сегодня мы беседовали в «Семейном часе» и получили огромное удовольствие от беседы с духовником Алексеевского женского монастыря, протоиереем Артемием Владимировым. Надеемся, что наша встреча следующая состоится совсем-совсем скоро.  

Протоиерей Артемий 

– Просто убеждены в этом. 

А. Ананьев 

– Да. Ну а в студии была Алла Митрофанова... 

А. Митрофанова 

– Александр Ананьев. До свидания.  

А. Ананьев 

– Мне пришла пора рассказать тебе, где я там врал... Всего вам доброго. 

А. Митрофанова 

– Пойдем, поговорим.  

А. Ананьев 

– До новых встреч. 

 

Протоиерей Артемий Владимиров, Александр Ананьев и Алла Митрофанова
Протоиерей Артемий Владимиров, Александр Ананьев и Алла Митрофанова
декоративная горизонтальная черта