Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

«Милости хочу, а не жертвы»

Проповедь о деснице милости Божией, простёртой к кающимся грешникам, на слова Христа: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные». Господь пришел взыскать и спасти тех, кто считает себя погибающим.

00:17:31
«Милости хочу, а не жертвы»
Протоиерей Артемий Владимиров

Поздравляем вас, дорогие матери и сестры, с праздником святой «Троеручицы», афонской, сербской иконы, и русских Сергия и Германа Валаамских, в середине далекого от нас XIV столетия подвизавшихся на этом благословенном острове. Острове воистину благословенном, потому что предание, конечно, не зря говорит о благовестническом маршруте святого апостола Андрея Первозванного, от Крыма до Валаама нашу землю – будущую Русь, Россию освятившего.

И те, кому довелось быть на этом острове, помнят его удивительную, мало с чем сравнимую красоту. Достаточно мягкий климат, тишину воздуха, свежесть его, царство пихтовых, монашеские дорожки, аллеи, проложенные там некогда в прошлые столетия. Помнят уединённую пещерку преподобного Александра Свирского, хранят память о замечательных ирригационных сооружениях, каскадах прудов, помнят яблоневые сады, тихие пристани, многочисленные скиты. И там становится ясным, как можно человеку жить в гармонии с природой, как человеческая деятельность вписывается в Божий Промысл, как исполнять райскую заповедь, данную Создателем Адаму, который должен был возделывать и охранять рай.

Много о Валааме написано и в советские годы, когда там после Великой Отечественной Войны жили покалеченные воины, затем беспризорники, потом туристы. Мне довелось посетить Валаам на самой заре его возрождения, видеть ещё обшарпанные стены, дурацкие надписи «Вася здесь был» на фресках. И много чудес связано для каждого благоговейного паломника с островом Валаамом. Мне посчастливилось в своё время преподавать русский язык его нынешнему наместнику, епископу Панкратию, замечательному нашему современнику, который установил на Валааме совершенно особый монашеский устав и режим, не похожий ни на что, разве только на какие-то маленькие греческие и русские скиты на Афоне. Трудно даже поверить, что такое бывает. Там, на острове Валаам, всё предоставлено совести подвизающихся монахов, иноков, послушников. Никто ни за кем не следит, от слова вообще, учитывая, что есть недреманное око Творца и внутреннее призвание служить Господу.

Много различных скитов, где подвизается братия. И острову Валааму, конечно, повезло в постсоветскую историю, потому что редко кто из сильных мира сего обошёл вниманием этот остров. И один из самых красивых скитов Валаама – Владимирский скит, обустроенный на средства президента, с чудесным храмом, приделами в честь святого князя Владимира и мученицы Людмилы, спутницы нашего президента, клумбами, розарием, – просто рай на земле. Такими же являются там и службы в отдельных скитах, где внедрено особое валаамское пение, тихие неспешные распевы. За это время много там осело трудников и трудниц, потому что красота острова, конечно, такова, что приехав единожды туда, хочется вернуться и не хочется оттуда возвращаться.

Например, моя теща, почившая уже давно, раба Божия Инна (Нина), воспитанная в атеистической традиции, ещё в советское время посетив на туристическом пароходе Валаам, была настолько очарована красотой этого острова, какими-то скудными сведениями о том, как иноки трудились здесь, что приобрела уважение к Православной Церкви, к религии, и уже никогда не позволяла себе никаких легкомысленных фраз в духе того времени (а была председателем партийной организации института), потому что благодать её несомненно там посетила.

И сегодня мы с вами слышали краткое, но ёмкое и, можно сказать, кардинальное чтение из евангелиста Матфея, которое совершенно необходимо всегда содержать в памяти своей. Спаситель, проходя мимо мытницы, места, куда израильтяне полагали пошлины в пользу Римской империи, увидев мытаря Матфея, взглянув на него, произнес ему только три слова: «Следуй за Мной». И тот оставляет мешочки с деньгами, записи и без оглядки следует за Христом, став впоследствии евангелистом, запечатлев деяния и образ Спасителя в своём Евангелии. И настолько судьбоносной и спасительной стала эта встреча, никогда впоследствии уже не прекращавшаяся, что Матфей от радости, удостоенный такой чести, учреждает вечерю, ужин, куда по его зову собирается самая неожиданная публика – его товарищи мытари, сборщики пошлин, презираемые, тихо ненавидимые, которыми гнушались фарисеи, и прочие грешники. Остаётся только догадываться, кого в том обществе называли таким словом: грешник – непохожий на других, нормальных, приличных людей. Были ли это женщины предосудительного поведения? Быть может. Но скорее всего те, кто пользовался дурной славой у иудеев и представлял собою таких интеллектуальных изгоев.

Спаситель ест и пьёт с ними, беседует с ними. А они, последуя слову Матфея, очевидно, пользовавшемуся среди грешников и мытарей большим авторитетом, взирают на Христа и, как малые дети, принимают от Него слово спасения. Тут появляются вездесущие полицаи нравов, фарисеи, которые, смотря на этих отверженных, мерзких людей, к которым нельзя было не относиться, по их воззрению, с брезгливостью, небрежением, говорят ученикам Христа: «Почему Он с ними ест и пьёт? Как это Он не боится оскверниться сообщением с отверженными?» А Господь-Сердцеведец отвечает: «Не здоровые – те кто почитает себя чистыми, правильными, нормальными, стерильными, близкими к Всевышнему – нуждаются во враче, но больные – болящие, те, кто чувствуют свою ущербность, недостаточность, нечистоту, униженные и оскорбленные в глубинах собственного сердца, нуждаются во враче. Пойдите – то есть уходите, вам здесь делать нечего, ничего вы не поймёте и ничего вы не услышите – и научитесь из Священного Писания, что значит это пророческое слово: милости хочу». То есть хочу, чтобы каждый человек миловал окружающих, жалел их, сочувствовал, понимал, снисходил, не осуждал, сострадал, любил, себя почитая низшим своих собеседников. Милости хочу – общего осознания греховности человеческого рода, столь глубокой, что между нами нет правых и виноватых, правильных и неправильных, профессионалов и дилетантов, но все согрешили, все лишены славы Божией, хочу такого братского осознания своего недостоинства, немощи. Все повинны мы пред Богом, все грешные чада, у которых есть Небесный Отец, а не жертвы отчислений, внешних правил, регул, исполнения по букве того, что нужно, порядка. Отойдите, уходите и научитесь, что есть «милости хочу, а не жертвы»1.

И это чтение является кардинальным для формирования христианского самосознания, для образа мысли и жизни ученика Христова. Потому что Господь пришел взыскать и спасти тех, кто считает себя погибающими. Господь смотрит на сердце человека и ищет одного – смирения, то есть осознания своей никудышности, слабости, немощи, недостоинства, столь глубокого, что у человека уже не остаётся ни желания, ни способности, так сказать, судить осуждать других людей. Но, зная свое место как последнее, он смотрит на других детскими глазами, прося у них помощи, молитв, видит в них преимущества, у него самого отсутствующие. Становится таким ребёнком, который взирает лишь на милостивого Отца, готового всё простить, понять, воспринять, заключить в Свои объятия и защитить и спасти человека.

Вот такой у нас Господь – Он врач. И те, кто считают себя правильными, нормальными, преуспевающими, понимающими, навряд ли, обращаясь к Иисусу Христу, могут вступать с Ним в теснейшее общение. Но надлежит нам вместе с евангелистом Матфеем и прочими грешниками стяжать действительно нищету духовную и смирение, почувствовать, что мы без Христа Спасителя как без воздуха, без света. Он Тот, без Которого мы существовать не можем. Он – источник нашего бытия. От Него – оправдание, милость, укрепление, нравственное возрождение, мы без Него – погибающие, погибшие создания. И, очевидно, тот, кто, утопая, вот так вот схватится за простёртую ему руку Божию, на всех других будет смотреть совершенно иначе, чем вчера, смотреть как на ангелов, помощников, заступников, смотреть как на высших его существ. А сам будет радоваться, что для него – последнего, никому не нужного грешника, нашлась милость Божия, что именно к нему пришёл Господь, потому что он, такой грешник, всего более нуждается во Враче души и тела, в Господе, без Которого мы и существовать не можем.

Нелегко содержать в душе такую жизненную философию, но к ней обязательно нужно возвращаться. Потому что именно такое умонастроение и сердечное чувство и даёт нам возможность понять другие слова, сегодня звучавшие: «Блаженны нищие духом, яко ваше есть Царство Небесное». Ваше есть Царство Небесное – то есть Сам Господь открывает Себя и Свое присутствие слабому и немощному, грешному человеку, не склонному уже подмечать за другими его недостатки, но простирающему свои руки к Искупителю со словами: «Иисусе Христе, помилуй мя».


1 См.: Мф. 9, 9 – 13.
Икона Сошествия во ад Спасителя.
Сошествие во ад
декоративная горизонтальная черта
Проповедь