Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

О бедственном состоянии нашего ума

Проповедь об исцелении гадаринского бесноватого. Каждый из нас недалеко от этого состояния. Легион образов, воспоминаний, мечтаний, страхов, горьких чувств и днём и ночью нас донимают и бьют о камни.

00:20:10
О бедственном состоянии нашего ума
Протоиерей Артемий Владимиров

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В нашем храме, напротив Святой Троицы, есть икона Киево-Печерская, на которой Пречистая Дева Мария, избравшая Себе в удел Киевский холм, где ныне красуется Лавра, обнимает преподобных Антония и Феодосия, возлагая на них Свои руки. И нет такой больше иконы, на которой Пречистая Дева была бы изображена как Матерь: обыкновенно она обнимает Своего Сына и Бога, а на этой иконе обнимает святых Антония и Феодосия. Это говорит о совершенно исключительных добродетелях основателей Киево-Печерской Лавры, говорит о них как о детях Божиих – чистых, кротких, смиренных и любящих, удостоенных такого исключительного внимания. Эта икона говорит о том, что неслучайно в удел Богородице после Афона и Грузии выбран Киево-Печерский монастырь. Это говорит о том, что святые Антоний, первоначальник русского монашества, и его ученик Феодосий имеют особое дерзновение в молитве за Святую Русь и, конечно, за иночествующих, воспринявших после них обеты служения Господу и Богородице.

Сегодня мы вновь услышали повествование о том, как Спаситель прибыл в страну Гергесинскую и, выйдя из лодки, увидел человека, ставшего насельником, так сказать, легиона бесов. По милосердию Своему Господь освобождает несчастного от демонического насильства, возвращая ему и разум, и здоровье. А ведь он почти потерял его, много лет живя в безлюдье, бросаясь на камни, беспрестанно мучаясь от бесовской силы, которая не давала ему покоя ни днём ни ночью.

Это одно из самых выразительных, так сказать, свидетельств Божественной власти Иисуса Христа. Выразительных, потому что демоны, мучившие одного человека, во-первых, не сумели исторгнуть его душу из тела, а хотели и, кажется, имели полноту таких возможностей. А во-вторых, выразительно это повествование ещё и потому, что демоны, жившие в одном человеке, но не добившиеся своей цели – самоубийства, едва лишь вошли в свиней, число которых было более двух тысяч, мгновенно направили этих бессловесных в обрыв, и те погибли все без исключения.

Умолчим о жителях Гергесинской страны, которые попросили Христа как можно скорее удалиться из их земли. По этому поводу святой Иоанн Златоустый говорит: приметим, откуда уходит Спаситель, там воцаряется свинское жительство. Мы обратим внимание на таинственный смысл этого повествования. Ведь можно догадаться, что каждый из нас на самом деле недалеко ушёл от состояния гадаринского бесноватого. В самом деле, и днем и ночью нам не дают покоя помыслы, донимая нас непрестанно, и в самый неурочный час. Положа руку на сердце, мы скажем, что, как этот нечастный, тоже не имеем никакого покоя. Нас никто не бьёт, не уводит в рабство, никто над нами не издевается ежечасно, но только посмотреть на себя в зеркало, а еще лучше, заглянуть в собственную душу – и мы признаемся, что ничем существенно не отличаемся от этого одержимого. И действительно, легион, а может быть, и больше помыслов, образов, воспоминаний, мечтаний, опасений, страхов, горьких чувств нас донимают и бьют нас о камни, желая вытрясти из нас, точнее, вытрясти из нашего тела нашу душу. Нас действительно побаиваются и обходят стороной, и иные думают: перейду-ка я на другую сторону мостовой, что мне лишний раз беспокоить эту душу.

Гадаринского бесноватого старались избавить от его состояния и связывали верёвками и даже цепями. Но он, действуя бессознательно, точнее, обнаруживая какую-то странную нечеловеческую силу, разрывал эти путы и узы и убегал от людей. Это тоже к нам относится. Потому что все мы более-менее были чему-то научены. Родители, учителя нас воспитывали, говорили: это плохо, это хорошо, избегай того-то, не делай сего, твори так, а не иначе. Даже сами мы, имея свидетельство совести, себе говорим: больше этого не буду делать – осуждать, переедать, тщеславиться. И всё перечисленное и есть, и похоже на узы, путы, верёвки, вериги, цепи.

Но мы, как одержимые – гордостью, злобой, нечистотой, едва лишь нас свяжут или сами себя мы попытаемся привести в чувство, как тотчас разрываем все силки. И особенно это относится к нашему уму, к той силе нашей души, которая является в нас силой разумной. Можно ещё и назвать её разумным, живущим в человеке, духом. Одержимый демонами ум ведёт себя точно так, как гадаринский бесноватый: не живёт в доме своего сердца, но скитается в пустынях, во гробищах, в каких-то пещерах. Что это за пещеры? Он залезает туда, где его не ждут – в человеческие души. Всё исследует, вынюхивает, высматривает – то есть осуждает, огорчается, ропщет, бунтует. И как его ни уговариваешь: возвратись в свой дом, обрети человеческий образ, Божеский вид – он не слушается. И каждый из нас, христиан, это знает по себе самому.

Но Господь не хочет нам такой беды. Он не хочет, чтобы мы оставались гергесинскими бесноватыми. Не для этого Он нас создал, не к такому роду жительства нас призвал. Приходит к нам Сам Господь Иисус Христос, имя Которого путь, истина, жизнь и любовь. Мы с вами приходим в храм, становимся на молитву, обращаем взор к Иисусу Христу, представая пред Ним в самом неприглядном виде. Подумаем, какой этот бесноватый был по внешности: весь в синяках, ссадинах, кровоподтеках, лохматый, нечистый, в изорванных одеждах, с блуждающим взором – на человека похож не был. И такими нас видит Господь Иисус Христос, Прекраснейший из сынов человеческих. Он участливо спрашивает нас: как твое имя? А мы говорим: я никто и зовут меня никак. Ничего не помню, ничего не понимаю. Знаю только, что легион огорчений, досад, недовольств, ропота, уныния – не жизнь, а какое-то светопреставление. Господи, сделай так, чтобы я больше не мучился, потому что то, что я испытываю, это не жизнь, а умирание.

И Господь – единственный, Кто хочет и может нам помочь, если мы сами этого желаем и ко Христу припадаем: в отчаянии, в сознании собственного бессилия, изнемождённые, измученные, самые разнесчастные (никто меня не любит, никто меня не замечает, никто меня не принимает). Господь и хочет, и может даровать нам иное – то, к чему каждый, кажется, стремится: покой, мир, здравие души, тишину от помыслов, разум духовный, счастье и блаженство. Ведь никто от них не отказывается. И всякий раз, когда мы умом и сердцем, душой и телом прилепляемся ко Господу, как воистину нищий духом, Господь во мгновение ока избавляет нас от одержащей нас злой силы.

Особенно следить нужно за своим умом, духом, с тем чтобы, исповедавшись, приобщившись Святых Христовых Таин, умирившись, просветившись, делать то, что видим на примере гадаринского бесноватого. Он уже был похож не на скота, не на зверя, не на беса, но, как сказано, в одежде не хуже чем у других, спокойно думающий, всё понимающий, сидел, как дитя, у ног своего Небесного Родителя и никуда не хотел от Него отлучаться. И желал, только бы разрешил ему Спаситель всегда Ему последовать. Это значит, что, получив милость от Господа, нам нужно с большой осторожностью смотреть по сторонам, а лучше и вовсе не смотреть, но взирать непрестанно на Спасителя. Сидеть, как щенок сидит у стопы хозяина, близ Иисуса Христа, и, чувствуя присутствие Спасителя в своем сердце, непрестанно на Него смотреть, на Него взирать, к Нему обращаться, Его молить: «Иисусе Христе, помилуй мя».

А Бог даст нам лучшую одежду, чем те лохмотья, в которые была наша душа облечена, избавит нас от подселенцев – бесов, которые нас забавляли и мучили, не только днём, но и ночью. Господь возвратит нам чистый смысл, умирит нашу душу, так что мы, исцелившись (если захотим, конечно, это исцеление принять – это требует внимания, постоянства, усилия, молитв, смирения), ещё будем в Десятиградии, среди окрестных селений всем рассказывать, что сотворил нам Бог, вернув нам, по Его милости и любви, образ человеческий и Божий.

Икона исцеления гадаринского бесноватого.
Исцеление гадаринского бесноватого
декоративная горизонтальная черта
Проповедь