Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter







О неверии и жестокосердии

Неверие и жестокосердие, в которых упрекал Спаситель Своих учеников, – это не жестокость и не садизм, но имеется в виду скованность сердечных чувств, когда сердце как будто связано по рукам и ногам. Когда несветлые чувства не только омрачают ум, но изгоняют вон из сердца духовный кислород, сжимают его, и сердце становится как будто бы мертвым.

00:18:01
О неверии и жестокосердии
Протоиерей Артемий Владимиров

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Аминь.

Поздравляем всех с днём воскресным, с днём памяти завершения трудов в величественном храме, выстроенном царицей Еленой, – в храме Воскресения Христова, под сводами которого поместились и Гроб Господень, и самая Голгофа – место распятия Христова. Праздник этот именуется обновлением храма Господня в Иерусалиме, а также Воскресением Словущим, то есть событием, которое соперничает в славе с самим восстанием Христа из Гроба. Этому празднику издревле на Руси посвящались храмы. И у нас в столице имеются два или даже более таких храмов – Воскресения Словущего. Завтра утром воскресная Божественная Литургия – малая Пасха, а вечером всенощная, которая завершится выносом из алтаря святого Креста и поклонением ему в память наступающего праздника – Всемирного Воздвижения Креста Господня. В течение целой седмицы, до понедельника включительно, Крест будет украшать собою храм, и мы будем поклоняться ему и петь величание Христу Распятому.

Двадцать девятого, в среду, – день святой великомученицы Евфимии Всехвальной, великой святой, утвердившей Православие в раннем Средневековье, и день чешской княгини Людмилы. Действительно, вся Европа, не только восточная, но и западная, некогда была родной по духу Византийской империи, Святой Руси, память о чём хранят древние чешские святыни. Главная из них – это святые мощи благоверной княгини Людмилы и благоверного князя Вячеслава, ставших мучениками. Хранятся они в главном Пражском соборе. Помимо этого там, в Чехии, ещё можно поклониться древнейшей святыне – иконе Пресвятой Богородицы, которую святой равноапостольный Мефодий вручил благоверной княгине Людмиле. Этот маленький образ на диво сохранился и говорит о православных корнях восточной Европы, некогда нам близкой по духу. Впоследствии времена изменились, Европа была окатоличена. Паписты – то есть те, кто приняли ложные догматы, искажающие веру, распространились, в частности, и в Чехии. А вот уже в в девятнадцатом веке эта маленькая красивая страна стала центром международного масонства, тайных лож антихристианского характера. И непросто складывается судьба славянских народов, забывших, увы, свои корни. Однако вот двадцать девятого сентября мы будем прославлять святых просветителей, в частности, княгиню Людмилу, которая для чешского народа является той же, что для нас святая равноапостольная Ольга.

И в четверг, тридцатого сентября, – день древних римских мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Заранее приглашаем именинниц приобщиться Святых Христовых Таин в эти праздничные дни.

А мы с вами, продолжая праздничную утреню и готовясь поклониться святой иконе Воскресения и принимать святое помазание, вспомним, как свидетельствовал евангелист и апостол Марк о восстании Христа из Гроба. Одна из первых свидетельниц этого события, Мария Магдалина, с трепетом возвратившись в Сионскую горницу, где собраны были прочие ученики, засвидетельствовала им, что она видела Господа живым. Однако они не поверили ей, как свидетельствует апостол Марк, по неверию их и жестокосердию (см. Мк. 16, 14). Читая эти слова о неверии и жестокосердии, невольно задаешься вопросом: «Неужели эти ближайшие ко Христу люди были атеистами?» Нет, конечно! Такой ужасной болезни, как атеизм, мир не знал. И нужно было совершенно извратиться людским умонастроениям, чтобы в восемнадцатом столетии появилось это, на самом деле, сатанинское учение, отвергающее бытие Творца.

Нет, это было другое неверие, неверие как неспособность рассудком восприять весть о том, что смерть побеждена, что жизнь жительствует. Апостолы не могли рассудком схватить эту весть, потому что наше мышление, действие нашего ума крайне ограничено, оно находится в зависимости от того, к чему мы привыкли. А привыкли мы, в частности, к тому, что смерть – абсолютная царица над всем, что дышит и движется, и существует. И поэтому снять с головы такой обруч, который до сих пор сжимает вески невежд – тех, кто живёт вне евангельской жизни, невозможно без Божией помощи. И, быть может, каждый из нас, вспоминая прожитые им годы и особенно свой приход к вере, мог бы засвидетельствовать, что с ним свершилось что-то непонятное, вышеестественное, чудесное, когда он отринул обезьянью философию и философию сытого желудка и разложения – всякие там марксизмы, ленинизмы, материализмы, и радостно отозвался на Пасхальное приветствие: «Христос воскрес! Воистину восстал из мертвых Господь!»

Это состояние скудости человеческого ума, который как будто не может раздвинуться, расшириться, восприять свет веры, обусловлен ещё кое-чем, что именуется в сегодняшнем евангельском отрывке «жестосердие». Это не жестокость и не садизм, о которых, к сожалению, мы слышим по телевидению, но имеется в виду скованность сердечных чувств, когда сердце как будто связано по рукам и ногам. И всякий, наверное, может догадаться, что несветлые чувства, восходящие на душу, действительно, не только омрачают ум, но изгоняют вон из сердца духовный кислород, сжимают его, сердце скукоживается, становится как будто бы мертвым. Как убитая птица, распластав крылья, лежит на земле, так и человеческое сердце становится бездвижным.

Вспомним только детские грехи, к примеру, жадность, когда дети сызмальства твердят: «Мое! Не дам!». И вот уж ребёнок темнеет лицом и отходит от него детская радость бытия. То же можно сказать о развратных мыслях и чувствах, сегодня бродящих в душе у всей планеты вследствие неразборчивости того, что оно, человечество, смотрит, оскверняя себя. Некоторые настолько к этому привыкли, что случайный гость приличного воспитания скажет:

– Как вы можете это смотреть? У вас же рядом пятнадцатилетняя дочка!

– А мы не смотрим, не смотрим. Кушайте, кушайте! Мы не смотрим, мы не обращаем внимания.

«А нам всё равно», – это вот уже как раз признак того, что сердце потеряло крылья, оно равнодушно и к хорошему, и к плохому, оно как будто омертвилось. Вот вам жестосердие – скованность сердечных чувств.

И это еще не всё. Ведь есть у нас ещё и пожелания, стремления: «Я хочу! Я не хочу!». И эти волевые импульсы, когда носят откровенно эгоистический характер, так же подобны цепям, которые сжимают и сдавляют уже и без того уморенную душу. Вот в таком состоянии находясь, человек как будто и не против веры (скольких мы таких видели пожилых людей!): «Я уважаю верующих, прекрасно вы придумали рай и прочие «штучки». Но я реалист, я закончил биофак... Жизнь – это печальная штука. Мне такой костыль не приставишь, я смотрю смерти в лицо». Обманывает сам себя человек, потому что никто никогда ещё в лицо смерти без надежды на воскресение взглянуть не мог и не может, в страшных конвульсиях и ужасе пятясь от неё, когда она заявляет права на бескрылую, неверующую, жестосердную душу.

Итак, Спаситель укоряет учеников, явившись им уже всем вместе в Сионской горнице. Укоряет, значит, не безвинен тот, кто руководствуется только «трезвым» (в кавычках) рассудком, не невинен тот, кто позволяет себе обуреваться худыми чувствами и прежде всего себялюбием во всех его видах и образах. Не остаётся без наказания тот, кто произвольно связывает себя порочными стремлениями и тёмные желания претворяет в дело.

Что же делать? Христос Спаситель, восстав из мертвых, для того и является апостолам, чтобы мы, по слову их, устремили к Спасителю наши души. И в свете лика Христова, чувствуя на себе Его Божественный взор, верою воспринимая Божественную любовь, которой Он наполняет наше сердце, добровольно отказались от худых мыслей и мечтаний, от неприязненных чувств и от безнравственных волений и желаний. Вот что значит отвергнуться себя – очистить пространство души и взять крест веры и любви к Искупителю.

Собственными силами, повторяю, никто не может конюшню собственного сердца очистить от упомянутого навоза. Но тот, кто жаждет единения со Христом, тот, кто хочет дышать верой, тот, кто хочет, чтобы Бог жил в его душе, изгнал из него мрак – омрачение ума, жестосердие сердца, связанность воли – такой человек лишь скажет: «Каюсь, Господи, прости меня», лишь помолится: «Господи, помоги мне», лишь изречёт: «Слава, Господи, святому Воскресению Твоему», – и раскроются, казалось бы, навсегда запертые створки сердца, и Божественный свет вольётся в душу, и почувствует человек силу – не просто второе, а утроенное дыхание, и сумеет освободиться от упомянутого рабства, с тем чтобы его ум был ясен, сердце мирно, воля свободна от пленения. И человек, всем своим существом прилепившись ко Господу, станет исполнителем Его святой, Божественной и спасающей нас воли. Аминь.

Икона: Апостолы Христовы.
Апостолы Христовы
декоративная горизонтальная черта
Проповедь




СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

Евангельские события
воскресные утренние Евангельские чтения
Евангельские притчи
Ещё темы ↓
иные Евангельские чтения
Деяния святых апостолов
Послания святых апостолов
Ветхий Завет

ДВУНАДЕСЯТЫЕ И ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ

двунадесятые праздники
великие и иные праздники
дни памяти святых, икон и чудес
Ещё темы ↓
Недели Рождественского поста
Недели перед Великим постом
Службы Великого поста
Страстная седмица
Недели от Пасхи до Троицы
светские праздники

СВЯТЫЕ

святые Ангелы
апостолы и равноапостольные
пророки и праотцы
Ещё темы ↓
святители
преподобные и преподобно­мученики
страстотерпцы и мученики
блаженные
благоверные и праведные