Нашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

О смысле поста

Беседа на Евангелие дня (Мф. 9, 14 – 17). Когда Господь с нами, отлагается всякое внешнее воздержание, потому что соприсутствие душе Воскресшего Христа не позволит ей уклониться ни в какие излишества.

00:23:01
О смысле поста
Протоиерей Артемий Владимиров

Тогда приходят к Нему ученики Иоанновы и говорят: почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?
И сказал им Иисус: могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься.
И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже.
Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают, но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое1.

Каждую литургию после праздника Святой Троицы читается Евангелие от Матфея. Спаситель отвечает на вопрошение учеников Иоанна Крестителя: «Почему мы много воздерживаемся, постимся, а ученики твои не постятся?» Видимо, немало было доносчиков, наблюдателей, осведомителей, которые доносили кому следует – прежде всего фарисеям, что в общине Господа Иисуса Христа царствует непонятная свобода от ветхозаветных обрядовых установлений. Будто бы фарисеи, как хвалился один из них в Иерусалимском храме, установили особый пост во вторник и четверг, а вот призванные Спасителем простецы не соблюдали этих узаконений.

«Как сыны чертога брачного могут быть печальными, как могут они плакатися (по-славянски), когда с ними Сам Жених? – отвечал Спаситель. Но вот придут дни, когда Он отымется – в великую среду будет предан, в пятницу распят, – и тогда ученики Его будут поститься».

Обратим внимание, что в этих словах сокрыт самый смысл телесного вещественного поста. Когда Господь с нами, тогда отлагается всякое внешнее воздержание, потому что соприсутствие душе человеческой Воскресшего Христа не позволит ей уклониться ни в какое невоздержание. Потому мы и не постимся на Пасху, что, причащаясь Святых Христовых Таин, каждый Божий день Светлой седмицы насыщаемся не куличами, не яйцами, не творожной массой, но Христом Искупителем, и это насыщение, эта радость о Воскресшем Господе сама собою помогает нам избегать всякого излишнего увлечения яствами. А вот когда отымется Жених – будут поститься. Смысл поста заключается, таким образом, в том, что душа, отказывая себе, по послушанию Церкви, в определенных яствах, обнаруживает алчбу и жажду, стремление и желание насытиться Христом Искупителем. Сытое брюхо, по русской пословице, к учению Христову глухо. И напротив, чуть-чуть затянув пояс, мы насыщаемся, воспоминая одно из блаженств, о котором сегодня читали: «Блаженны алчущие и жаждущие – оправдания во Христе, то есть прощения собственных грехов; алчущие благодати, пришествие которой означает прощение и очищение нашего сердца – яко тии насытятся»2.

Выяснив, что смысл поста заключается не в том, чтобы не смотреть в сторону сыра и каких-то других вкусностей, но в том, чтобы устремлять очи ко Христу Искупителю, этому Источнику живой воды, продолжим наши размышления над евангельскими словами. Никто не приставляет плата – нового куска ткани – к ризе ветхой. Если он это сделает – такую заплату пришьёт, то оторвётся эта ткань, и дыра будет ещё больше, и никакого толка из починки ветхой одежды не будет. Никто не вливает нового вина в ветхие мехи – и вино прольется, и мехи погибнут. Но новое вино подобает вливать в новые мехи.

Спаситель, продолжая слово о воздержании, говорит о немощи человеческой природы. Говорит о том, что всякий подвиг должен быть разумным, соразмерным с нашими возможностями и духовным разумом. Действительно, многие из нас сетуют, что они никак не могут встать в ночное время на молитву, что не питаются как пророк Илия у потока Хораф, но вот вынуждены вечерком подкрепиться в какой-то степени. Господь принимает наше покаяние, но при этом всякий должен знать, что сон или еда – это лекарство. И, лишив себя лекарства, покуда ты немощен, ты можешь невольно принести не пользу, а вред своему немощному естеству. Покуда Божия благодать не воцарилась в нас настолько, что естественные потребности человеческой природы изменяются, и человек без ущерба для себя отказывается от того, к чему привык, по неразумной ревности, по подражанию примерам, которые учат нас более смирению, чем этим аскетическим подвигам, можно расстроить свое здоровье: и повредить сердечную мышцу, и повредить мозгу (тому аппарату, через который душа общается с внешним миром), и повредить сосудам своим. И здесь нужна великая мудрость, рассуждение, говорит Господь.

Плат небеленой ткани не приставляется к ризе ветхой – дыра будет ещё больше. Наверное, здесь заключается ещё какая-то тайна. Ветхая риза – это наш ветхий человек, истлевающий в обольстительных похотях, как говорит апостол Павел3. Это загрязнённость наших души и тела, это пленение помыслами и суетными желаниями, обуревание страстями нашей души и нашего тела. А вот что такое небеленый плат? Я вчера пытался об этом поразмышлять вечером, гуляя по Красному Селу, и вспомнился мне плат Вероники. По преданию, Христос Спаситель, шествуя на Голгофу, упав под тяжестью креста, омочил Свой лик, окровавленный и потный, платом, поданным мироносицей Вероникой, и там отпечатлелся образ Иисуса Христа. Вот этот образ Иисуса Христа – конечно, не видимый, не мечтательный, не представляемый, а невидимый и духовный – это наша задача. В чём она заключается? В том, чтобы умом отвратиться от образов этого мира. А мы все прилеплены к нему: слишком наблюдательные, слишком внимательные к тому, что происходит вне нас, желаем знать всё и вся вокруг себя, в ущерб обращённости ума и сердца в глубину своего духа, о котором сказано: Царствие Божие внутрь вас есть4. Если внутри нас находится Царство Небесное, значит, внутри нас находится и Царь Небесный, Господь Иисус Христос. И задача нравственная, духовная состоит в том, чтобы взирать на Христа Искупителя, а не на переменчивые картины этого мира.

Но не приставляют этого плата к ветхой ризе. Многие из нас стремятся, по крайне мере, мечтают об особенной молитве, чтобы безотрывно, со вниманием призывая имя Иисуса Христа, напечатлеть это имя в глубинах нашего духа – вот он, плат небеленый: непрестанная сердечная, внимательная, чуждая образов и мечтаний молитва. Но для того, чтобы этот плат обновил наше сердце, чтобы в сердце изобразился Христос, нужно прежде скинуть ветхую ризу, а это страсти человеческие – самолюбие, обидчивость, раздражительность, нечистота мысленная, сребролюбие, пристрастия, жадность, печаль, уныние – чего там только нет. Поэтому должно призывать Иисуса Христа, но не должно отчаиваться, если наша молитва страждет, страдает от рассеянности, если мы впадаем в забвение, потому что страсти ещё пока заявляют о своём присутствии. Для того-то и призываем Господа, каемся, чтобы мало-помалу Он, Господь, даровал нам силу, и мы от этих страстей открестились.

Вот почему пусть никто не машет рукой и не говорит: что пользы, ничего не получается. И вновь и вновь обращаться мыслью ко Христу, и вновь и вновь каяться, не смущаться, если мечтательность, чувственность, мысли какие-то навязчивые завладевают нашей душой. Побеждающий должен уметь отступать, а самое главное – упав, нужно вставать – дорогу осилит идущий. Бог почтит только тех, кто с сознанием своей немощи, с великим терпением продолжает делать покаяние, а не думает, как в сказке, во мгновение ока к вечеру уже стяжать то совершенство, о котором усердные читают в книгах.

Вино новое не вливают в мехи ветхие. Мехи – мешок, в котором хранится вино. Иногда лёгкие наши мы сравниваем с мехами, которые дышат, впуская и выпуская из себя воздух. Видимо, Господь мехами называет сердце, собственно, внутренний наш мир, нашу душу. А плод молитвы внимательной, сокрушенной и покаянной – это дарование нам Божественной благодати, нового вина, без которого человек обречён на тление, на растление.

Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего5.

«Не буду отныне пить с вами, – говорил Господь ученикам, – покуда не испию новое вино во Царствии Небесном». Речь идёт о благодати Святого Духа, которая снизошла на апостолов. И поэтому через покаянную молитву, чрез сосредоточение нашего внимания на имени Иисуса Христа неприметно происходит обновление мехов, обновление нашего сердца. И когда оно вместо вчерашних самолюбия, гордости, нечистоты, раздражительности, уныния мало-помалу будет умащено смирением, спокойствием, умиротворением, доброжелательством, состраданием, неосуждением, благодарением, терпением, радостью, целомудрием – не от нас, а от Христа когда обновятся эти внутренние мехи, тогда вино новое, энергия Святого Духа, Божественная благодать будет в гораздо более заметной и явственной для нас степени являть своё присутствие в нашей душе.

Для этого-то и учрежден пост, чтобы мы, скучая о Женихе нашего сердца, обуздывая себя в малой и разумной степени, всё внимание и энергию нашей души обращали бы к молитве, к предстоянию Господу, к покаянию. И таким образом, в терпении, благодарении, а главное, в самоукорении и смирении ожидали, покуда Сам Господь, ими же веси судьбами – то есть в Ему ведомое время, в Ему ведомой степени (а степень эта зависит от нашей веры, решимости, смирения и покаяния) обновит наши души.

Но, причащаясь Святых Христовых Таин, аще и недостойны есмы, мы уже обретаем искомое – Господь Бог не по заслугам нашим, а по Своей великой милости водворяет в нас и ясность мыслей, и мир сердца, и мехи наши обновляет, и плат, образ Свой напечатлевает в душе. Поэтому говорят, что главное, от нас требуемое, это даже и не пост, и не ограничения во сне, и не ночные бдения, а благоговейное сохранение дарованной нам в таинстве Причащения благодати, благодарность Спасителю, внутреннее сопребывание с Ним, когда всё внешнее мы воспринимаем как Божию милость, всем пользуемся с благодарением, главное своё дело видя в том, чтобы сохранять полученную нами Божественную благодать.


1 Мф. 9, 14 – 17.
2 Мф. 5, 6.
3 Еф. 4, 22.
4 Лк. 17, 21.
5 См.: Мф. 26, 29.
На изображении: икона Спас Нерукотворный.
Спас Нерукотворный. Вторая половина XVI в.
декоративная горизонтальная черта