Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

О святом Дионисии Ареопагите

Проповедь в день памяти святого Дионисия о его обращении к христианству святым апостолом Павлом в афинском Ареопаге. О творениях святого Дионисия: письме о Пресвятой Деве Марии и «Ареопагитиках».

00:22:32
О святом Дионисии Ареопагите
Протоиерей Артемий Владимиров

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Поздравляем вас в сегодняшний день со свершением Божественной литургии и днём прославления одного из замечательных учеников первоверховного апостола Павла, проповедовавшего в афинском Ареопаге. До сих пор на холме в центре Афин сохранились величественные остатки этого судилища эллинов, где заседали представители афинской аристократии.

Евангелист Лука в Книге Деяний подробно говорит о том, как святой Павел, осмотрев город, возмутился духом, видя многочисленные чтилища, кумирни, храмы с изваяниями языческих идолов. И, конечно же, в глубинах сердца он молился об этом умном народе, с историческим бытием которого связана целая эпоха мировой цивилизации, народе, давшем миру философию, непревзойдённые образчики искусства, скульптуры, архитектуры, литературы. И, вступив в пределы Ареопага, апостол Павел обратил к афинянам, утончённым в софистических спорах людям, конечно, не лишённым высокого мнения о себе и своём месте в подлунном мире, обратил своё благодатное слово, находящееся в Книге Деяний. Часть этого слова мы слышали сегодня. Те, кто его исследовали, говорят, что это одна из самых великих речей, обращённых к человеческому роду.

Апостол свидетельствует, что Бог произвёл весь наш род от одной крови, от Адама и Евы, что не может не подтвердить и современная наука, дошедшая до тайн генома и прочих изысканий микромира. Апостол говорит о том, что Бог расселил всё человечество по лицу земли, назначив каждому народу определённые географические и исторические пределы обитания. При этом апостол указывает и цель, ради которой Бог взращивает народ, объединённый единой кровью, культурой, верованием, территорией и прочими талантами. Для чего Господь воззвал к жизни эти народы, произошедшие от одной крови? Дабы они искали Бога, не ощутят ли Его. Таким образом, богоискательство, богопознание, богообщение является тем вектором, той духовной составляющей, которая определяет собою долгожизненность этноса, нации. И, напротив, отсутствие этого стремления найти Господа, войти в союз с Ним, становится своего рода приговором, эшафотом, на котором обезглавливается народ. Народ, потерявший свою душу для поиска Создателя, уже становится недостойным своего исторического бытия и обречён на уничтожение, исчезновение, что мы и наблюдаем в истории цивилизаций.

Но апостол продолжает свою речь, говоря: “Обходя ваши памятники и святыни, я увидел среди них чтилище, где на мраморном, а может быть, гранитном основании были написаны слова «неведомому Богу»”. История Древнего мира нам свидетельствует, что не было, по слову римского историка Плутарха, ни одного народа, ни одного племени, ни одного города, где так или иначе люди не стремились бы воздать честь Божеству. Не нашёл, говорит Плутарх, я, обойдя моря и земли, ни единого государства и царства, где люди не выражали бы своё благоговение перед Всевышним. Из этого следует, что атеизм есть самая уродливая и, так сказать, самая сатанинская псевдорелигия из всех культов, которые только ни наблюдаются в истории.

Я увидел это чтилище со словами «неведомому Богу», и этого неведомого Бога я ныне проповедую вам, говорил апостол. Так он, избегая всякой неудобоносимой критики, негатива, как бы мы сегодня сказали, привлёк внимание утончённых в философских спорах и размышлениях афинян к предмету своей речи. И далее он ведёт нить повествования от начала истории к цели бытия человека на земле, говоря, что Бог создал народы, определил им времена и пределы обитания, да ищут они Создателя, не ощутят и не познают ли Его, ибо мы Его и род, мы Божии создания. Знатоки Писания говорят, что апостол цитирует одного из древних греческих поэтов, говоря: «Мы Его и род», Гесиода или какого-то иного поэта, которого в то время все греки проходили в школе. Вот этого Бога я проповедую вам, говорил апостол афинянам, которые не без удивления взирали на этого бродячего проповедника-еврея, говорившего на их природном языке.

И далее святой апостол свидетельствует о Воскресении, говорит об Иисусе, Которого Бог воскресил из мёртвых. Всё человечество думало о победе жизни над смертью. Во многих языческих религиях, египетских культах, в частности, эта идея воскресения присутствовала как мечта, как дерзкая мысль. И апостол Павел говорит о том, что Иисус воскрес – вот средоточие и центр его проповеди, его мысли. Расслабленные и изнеженные афиняне больше любили поверхностное возбуждение от мысли, чем само стремление познать истину. Услышав слово «анастасис» – «воскресение» (имя Анастасия соотносится со словом «воскресение» на греческом языке), они подумали, что апостол Павел проповедует им о каком-то новом божестве по имени Анастасия. У них была Афина, была Афродита, Зевс, и вот явилась «Анастасис», Анастасия, так они подумали. И вслух небрежно говорили друг другу: «Вот, он нам проповедует какое-то новое божество, нам не хватает ещё нового божества». Хотя, по слову евангелиста Луки, афиняне ни о чём так более не слушали, как о чём-то новом, потому что старое им прискучивало и приедалось, тем не менее, взирая на апостола Павла, они сказали: «И ещё этого нам не хватало: какое-то новое божество в нашем пантеоне. Послушаем о нём как-нибудь в другой раз». И тем самым они положили предел слову апостола.

И святой Павел, видя, что аудитория не способна более к слышанию, закончил свою речь. Но его слово было помазано Божественной благодатью. И среди слушающих были те, кого Господь Бог призывал к Себе, раскрыв их сердца, так что слово апостола Павла, как семя, упало на благодатную почву. Это были два человека из огромного собрания: один из них – Дионисий, впоследствии епископ Афинский, ученик апостола, и женщина по имени Дамарь. Все прочие стали думать о земной трапезе, а эти двое последовали за апостолом, потому что в их сердцах возгорелся огонь Божественного богопознания. Впоследствии они не расставались с проповедником.

Святой Дионисий Ареопагит, член Ареопага, учёный муж, плод этого общения с апостолом запечатлел в труде, который называется «Ареопагитики». Этот его религиозно-философский труд показывает высоту и полноту богопознания. Конечно, впоследствии учёные историки, филологи, с присущим им скепсисом окрестили этого ученика апостола Павла псевдо-Дионисием, потому что сам текст его изысканий был обнаружен в Ватикане в позднее время. Однако церковная традиция, не обинуясь, это откровение апостола Павла о богопознании, запечатлённое Дионисием, без всяких сомнений приписывает ему, члену Ареопага афинского. А если мы раскроем житие святого Дионисия, то узнаем, что ещё до встречи с апостолом Павлом, когда в Иудее был воздвигнут Крест на Голгофе и Сын Божий предал душу Богу Отцу со словами: «Отче, в руце Твои предаю дух Мой» и, как вы знаете, этому предшествовало вышеестественноое затмение солнца, то утонченный философ от чуткого сердца, по вдохновению тогда произнес: «Или мир кончается, или Сын Божий умер» .

«Ареопагитики» до сих пор являются предметом исследования учёных. Среди них – наш отечественный мыслитель, Алексей Фёдорович Лосев, гений филологии, который в молодые годы оставил комментарии на этот труд. Конечно, он не был первым. Один из великих святых VII века, Максим Исповедник, толковал «Ареопагитики». Алексей Федорович Лосев оставил комментарии на этот труд, владея подлинником, языком оригинала, и этот фундаментальный труд погиб в огне революционных пожаров. Впоследствии он ещё раз истолковал этот труд, и вновь агенты НКВД похитили его архив.

Святой Дионисий ещё задолго до своего крещения почувствовал некую тайну мироздания. Сам того не зная, он исповедовал, что на Кресте Спаситель вкусил смерть за человеческий род. Он был первым епископом Афин. Жители Парижа считают, что он стал ещё и епископом Парижа, и есть в этом красивом городе квартал Сан-Дени с кафедральным собором в честь святого Дионисия, под сводами которого почивают останки православных французских монархов. Во время ужасной сатанинской революции в XVIII веке эти могилы были уничтожены, но в Париже сохраняется холм, на котором тоже воздвигнута часовня в честь Богородицы, знаменитый холм, где собираются художники и представители творческих профессий, где святой Дионисий, обезглавленный мучителем, скончался, после отсечения взяв свою голову и взойдя на этот холм. Там находится знаменитая Сен-Шапель, шедевр архитектуры готической, в честь Богородицы, Монмартр.

И, завершая своё размышление, скажу, что святой Дионисий ещё и был, по ходатайству апостола Павла, представлен Пречистой Деве Марии. Никто не сумел опровергнуть подлинности письма, которое Дионисий написал апостолу Павлу после общения с Матерью Господа Иисуса. Письмо это сохранилось на латинском языке в хранилище Ватикана, и в этом письме святой Дионисий, в частности, пишет Павлу апостолу, своему учителю и просветителю: «Если бы я не был наставлен тобою в богопознании, то признаюсь, увидев Матерь Иисуса, я бы воспринял Её за само Божество». И далее он говорит о том, что он духовными очами увидел Пречистую Марию, осиянную Божественным светом, примерно так, как Мотовилов увидел преподобного Серафима Саровского, всего находящегося в среде Божественного света. Далее Дионисий говорит апостолу Павлу: «Внутри меня произошло изменение: я исполнился такого блаженства, которое, наверное, обретают христиане там, в лучшем мире, предстоя Господу. И если бы не благодать, я бы умер, созерцая красоту Матери Господа». В таких выразительных словах он пишет о том, что он находился абсолютно вне себя, созерцая духовную красоту Пречистой Девы Марии. Это письмо действительно принадлежит истории, и весьма часто те, кто занимается иконописью или историей Древней Церкви, цитируют это письмо.

Икона проповеди апостола Павла в афинском ареопаге.
Проповедь апостола Павла в афинском ареопаге
декоративная горизонтальная черта
Проповедь