Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

О тайнах Соловецкой обители

Проповедь в малом о многом: о протопопе Аввакуме и патриархе Никоне, Соловецком стоянии и отце Сергии Романове; о Соловецком лагере и Секирной горе; о митрополите Сергии и епископах-новомучениках.

00:18:19
О тайнах Соловецкой обители
Протоиерей Артемий Владимиров

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Поздравляю всех вас с Божественной литургией, с принятием Святых Христовых Таин и с днём памяти апостола, который заступил место Иуды — Матфия, избранного апостольской общиной посредством жребия и явным содействием Святого Духа.

Сегодня мы чествуем и святых Соловецкого монастыря. Среди них много неявленных, то есть лишь Богу ведомых. Все знают Зосиму и Савватия Соловецких, многие знают схимонаха Иисуса, который не зря нарек холм Секирной горой и предрек, что русский народ некогда взойдет на Голгофу, в память чего был создан Голгофо-Распятский скит, место будущих мучений соловецких узников. К лику святых причислены многие епископы-новомученики, которые составили известную записку-исповедание после 1927 года, когда митрополит Сергий утвердил знаменитую декларацию, провозгласившую лояльность богоборческой власти. Эти соловецкие епископы, среди которых были священномученик Иларион Троицкий, Воронежский епископ Петр Зверев и многие другие, написали, что сила Церкви не во внешней целости церковной организации, но в духе исповедничества, верности Христу Искупителю. Не мы спасаем Церковь умелыми дипломатическими действиями, а Церковь спасает нас. И, как говорил священномученик Вениамин Петроградский, пострадавший во время кампании изъятия церковных ценностей государством, перед расстрелом: «Я за Церковь спокоен, потому что она утверждается на крови мучеников».

И скольких святых сегодня на небе прославляет Бог! Мне пришлось побывать в Америке, и там в одном из калифорнийских маленьких женских монастырей скончался столетний духовник, который мальчиком был заключен в Соловецкие лагеря. И этот юноша был одним из двух-трех человек, кто сбежал из этого СЛОНа — Соловецкого Лагеря Особого Назначения. Ему удалось на каком-то бревне или баркасе скрыться от погони. Впоследствии, оказавшись в Америке, этот русский православный юноша стал священником, духовником, и в глубокой тайне хранил свою историю. И уже даже после его кончины сестры-американки не хотели мне, священнику из России, рассказать судьбу их духовника — в такой сокровенности он пребывал. Но что-то их побудило это сделать. Конечно, это святой человек, пронесший чрез всю столетнюю жизнь любовь к Богу и к многострадальной Родине.

А если кто читал «Архипелаг Гулаг», в той части, где говорится о Соловках, много историй вспомнится, как начальник лагеря Соловецкого, совершенно падшая личность, садист по фамилии Бокий встречал на пристани узников, которые были цветом русской нации — священники, духовенство, профессора, среди них будущий академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Эти узники со своими узелками, чемоданчиками выходили на причал, и появлялся этот страшный человек, совершенно спитой, с наганом в голенище, и говорил: «Здесь вам республика не советская, а соловецкая». Вынимал наган и убивал двух-трёх ни в чём не повинных человек в знак вот этой «власти соловецкой». На Соловках невозможно было наложить на себя крест — за это полагался расстрел. И наркоманы тотчас расстреливали замеченного в подобных вольностях. Ну а те, кто бывал на Секирной горе, помнят эту крутизну, откуда измученных людей просто сбрасывали вниз. Вся она усеяна косточками наших предков. И один раз посетить Соловки, — и можно понять, кого сегодня Господь чествует в лике Соловецких святых.

Приметим, что в XVII столетии, при Алексее Михайловиче Тишайшем и патриархе Никоне свершилась ужасная трагедия. Крутой нравом, не терпящий возражений патриарх Никон затеял книжную справу — исправление накопившихся неточностей богослужебных книг, исправление обрядов, пользуясь при этом консультацией современных ему греков, которые лукавы суть, используя книги, вроде бы греческие, однако современные патриарху Никону. Привлёк он для этой справы учёных иеромонахов, филологов из Киева, которые делали работу свою очень поспешно. Эта справа патриарха Никона внесла большой соблазн, потому что богослужебные тексты были выправлены, но вовсе не всегда удачно. Мы до сих пор пользуемся этой справой. Были исправления достойные, а были очень странные.

И до сих пор мы поем на панихиде ирмос, где сказано: «Ты, Господи, жертву водою попалил еси» — речь идет о пророке Илии, который заклал агнца и вырыл ров вокруг жертвенника, наполнил его водою, и огонь, сошедший с неба, попалил всё: и жертвенник, и агнца, и камни, и ров с водою. Но сказано: «Ты, Господи, жертву водою попалил еси», пропущен предлог «с»: «с водою попалил еси». Многое другое можно было бы сказать…

И простой народ, неучёные иноки (речь идет о XVII веке), возбужденные харизматиком протопопом Аввакумом (а протопоп Аввакум был близким другом патриарха Никона в молодости, они входили в единый кружок ревнителей просвещения, оба были, выражаясь современным языком, лидерами, не лишёнными, наверное, самости), иноки Соловецкого монастыря, возбужденные оппонентом патриарха Никона Аввакумом, решили стоять насмерть в Соловецкой обители. И сохранилось старообрядческое произведение письменности — «Стояние Соловецкого монастыря» — несколько лет Соловецкая обитель, оплот благочестия, держала осаду правительственных войск.

Трагическое событие! Не было человека, который просветил бы этих простецов, объяснил бы им, что нельзя бунтовать, идти против церковной, царской власти; а по обстоятельствам того жесткого времени и ядра шли в ход, иноки лили на приступающих к крепости смолу — страшный пример людей, которые оказались готовы на смерть, но не за Христа, потому что вместо того, чтобы подчиниться, понимая ограниченность действий начальства, царской власти, патриаршей власти, они встали рогом. У старообрядцев эти несчастные монахи почитаются святыми, как и Аввакум, но не являются таковыми, потому что явились раскольниками. Хотя очевидна ограниченность и той, и другой стороны.

Вот и в наше время (кто следит за новостями) в Среднеуральском монастыре, где проживает пятьсот человек мирских и монашествующих, Сергий Романов, уже лишенный своего сана, очень напоминает нам Аввакума. Пользуясь современными средствами информации, на весь мир вещает, проклинает патриарха, иерархию, предложил самому президенту сложить полномочия и отдать ему, неученому монаху, так сказать, бразды правления. Гордость застит очи. Конечно, его жалко — низвержен из сана. Но гораздо жальче прекрасных инокинь, монахинь, юных и не очень — несколько сот человек, пятнадцать скитов, туда уходящих, на север Уральских гор. Жалко, потому что объюродел духовник, помыслил о собственной исключительности, объявил себя ревнителем благочестия, кажется, не прочь стать царем в России, но по омрачению пожертвовал своей паствой, которая, любя его как аскетически настроенного человека, теперь осаждает епархию в Екатеринбурге, требует поместного собора, говорит: «Как мы предадим отца?»

Трагедия. Примечательно, что сам бывший духовник обители и его чада говорят: у нас пятнадцать скитов, там живет несколько сот инокинь, в день они делают от пятисот до тысячи поклонов, свершают в день до полутора тысяч Иисусовых молитв, питаются растительной пищей; да и в самом этом монастыре принимают безнадежных раковых больных, нашли приют многие необеспеченные женщины с детьми, — впечатляет размах деятельности. Но при этом какая безумная гордыня! Проклятие произнесено на священноначалие. Нет таких поносных слов, которые не были бы употреблены в адрес епархиального начальства: сатанисты, каббалисты... Трагедия, потому что за этим человеком стоят живые люди — юноши, женщины, по внешности напоминающие боярыню Морозову, искренние военные, силовики…

Обо всем этом я рассказываю в связи с судьбами Соловецкого монастыря, который знал разные периоды своей истории, в том числе и трагический период XVII столетия — противостояния царской власти. Пролившие кровь, уморённые иноки не стали святыми именно потому, что дух противления и гордости лишил их Божественной благодати. Ну а мы с вами вверим милости Божией современных сбитых с толку людей и самого смутьяна, виновника всей этой истории, и помолимся, чтобы Господь молитвами русских святых просветил ум, умягчил сердце и напомнил Романову, что смирение и любовь являются свидетельством пребывания человека в Духе Божьем. Помолимся и совершим молебственное пение.

На картине изображён церковный раскол XVII века.
Соловецкое сидение
декоративная горизонтальная черта
Проповедь