Нашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

О святых основательницах Зачатьевской обители

Проповедь в день преподобных Иулиании и Евпраксии Московских, сестер святителя Алексия. С детских лет они прониклись стремлением служить единому Господу и в молодых летах посвятили себя Христу.

00:09:33
О святых основательницах Зачатьевской обители
Протоиерей Артемий Владимиров

Сегодня мы чествуем сестер святителя Алексия, которые до пострига именовались, как сообщает нам житийная справка, Юлией и Ульяной. Рождённые в семье благородных людей, бояр Колычевых, они в духе того времени, XIV столетия, воспитывались в благоговении к Церкви, приучены были к молитвенному хождению пред лицем Господа. И неудивительно, что имея старшим братом такого светильника, благодатью Божией водимого, с детских лет прониклись стремлением служить единому Господу и в молодых летах, сохранив свою чистоту, посвятили себя Христу. Когда они взошли в силу, уважая их стремления, святитель Алексий созидает для них первую общежительную женскую обитель в Москве, по образу Сергиева монастыря, где впервые был введён общежительный устав.

И там более 30 лет Иулиания и Евпраксия трудятся вместе. Игуменство возлагается на Иулианию. А история свидетельствует, что, сохраняя сестринский дух, единомыслие, взаимно смиряясь друг перед другом и сохраняя любовь, они воодушевляли своим примером, молитвенным молчанием, смирением и любовью тех, кто пришёл к ним в обитель. И неудивительно, что не пережили друг друга: едва скончалась одна, менее чем через год отошла в мир иная.

Юношей я часто гулял по родной для себя улице, она называлась тогда Метростроевская, и, уже обретя веру и молясь, можно сказать, ежедневно в храме пророка Божия Илии, что в Обыденском переулке, очень чтил среди прочих икон «Милостивную», прикладываясь к игуменскому жезлу. Помнится, что в конце 70-х – начале 80-х годов в храм ещё ходили, дохаживали инокини Зачатьевской обители. К сожалению, я был слишком тогда молод и глуп, чтобы что-то разузнать подробнее, да и не по чину мне было. Но прихожане этого храма (а они вели свою историю от святого Алексия Мечева и сохраняли дружественное расположение друг к другу), в частности, разговаривали, что посещают последнюю монахиню Зачатьевского монастыря, ухаживая за ней.

И, может быть, стоит упомянуть, как однажды, совсем юным и совершенно неумудренным молодым человеком,  неся обязанности сторожа в этом храме, я однажды обратил внимание: вечером молилась, стоя у западной стены храма, в левом приделе удивительная пожилая женщина – очень скромно одетая, с иконописным лицом, в глазах которой просто можно было узнать Святую Русь. Такие глаза изображены на картинах Корина или иконах Васнецова. Почему-то мне почудилось, что эта скромная пожилая старица имеет отношение к Зачатьевскому монастырю. Но, конечно, я не решился к ней тогда подойти, хотя вот её молитвенный взор помню до сих пор.

И иногда, уже верующим молодым человеком, прогуливаясь по улице Метростроевской, я заходил в нишу (это врата обители, я уже рассказывал об этом) и обращал внимание на остатки фресок. Сейчас они, видимо, уже подновлены, но чудный фрагмент Успения сохранялся в конце 70-х – начале 80-х годов: был виден одр, лик Богородицы и сыновний любящий взор Христа, Который, являясь в небесной славе, склоняется над Пречистой Богоматерью. Мне казалось чудесным, удивительным то, что время пощадило эти остатки былой красоты.

Мы захаживали с братьями и внутрь Зачатьевской обители. В маленьких домиках, которые нынче являются сестринскими корпусами, располагалась служба государственной безопасности. Объект был такой таинственный и засекреченный. Но на месте собора, ныне красующегося (я хорошо знаком с семьей, которая этот собор восстановила – православная семья благочестивых русских людей, крупные производственники, подвергшиеся, как это водится, и гонениям), на месте этого собора находилось типовое здание школы, и в этой школе учились два моих брата: старший брат, ныне игумен Сергий, и мой близнец, брат-пианист. Учились они недолго, но учились с большим трудом, потому что молва об этой школе ходила по всему центру Москвы – это была самая разбойная, хулиганская школа. Может быть, потому что она была сооружена на костях инокинь. И братья мои жаловались на то, что они терпели там со стороны агрессивных и грубых молодых людей.

И кто мог тогда помышлять, что через несколько десятилетий это здание будет полностью срыто, в его основании будет найден фундамент древнего собора; что, посещая нововыстроенный собор, можно будет видеть, как из недр земных будут извлечены гробницы, может быть, и не самих первоосновательниц, а может быть, и да. Во всяком случае, сейчас там возрождено место, где горит негасимая лампада и свершается молитва перед образами святых Иулиании и Евпраксии.

В завершение скажу, что сейчас, уже здесь, свершая вместе с вами службы в нашем Алексеевском монастыре, который связан таинственными духовными и историческими нитями с Зачатьевским монастырем, признаю, что и в этих вехах, наблюдениях и заметках юноши, конечно, был Промысл Господень. Всеведущий Господь уже знал о том, как на наших глазах будет воссозидаться и Зачатьевский монастырь, и храм Христа Спасителя, и наша Алексеевская обитель. В этом тайна Его Промысла.

Поздравляю всех с днем первоосновательниц, святых Иулиании и Евпраксии, и завершим молебственным пением нашу литургию.

Икона: Преподобные Иулиания и Евпраксия Московские.
Преподобные Иулиания и Евпраксия Московские
декоративная горизонтальная черта
Проповедь