Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter







О воскресении души

Для того чтобы умерщвленное грехом тело и измученную страстями душу оживить, после настоящей исповеди и борьбы с самим собою должно приступать к Чаше Жизни — причащение Святых Христовых Таин оживляет мертвеца и поставляет его среди живых.

00:41:27
О воскресении души
Протоиерей Артемий Владимиров

Поздравляем вас, дорогие братья и сестры, с Великим Четвертком!

Благодарение Господу, что мы встречаем в мирном духе, в мирное время эти великие дни Страстей Господних и Светлую Пасху. Благодарим нашего президента: впервые с царского времени у нас Светлая седмица праздничная. И поэтому благочестивый народ России сможет — кто имеет благую ревность — все светлые дни Пасхальной седмицы встречать в Божием храме, приобщаясь Святых Христовых Таин. И думается, что это есть некое утешение, Богом данное нашему православному народу за скорбь прошлой Пасхи, когда по известным обстоятельствам, при всеобщем напряжении и растерянности многие встречали Пасху у себя дома.

Мы с вами сегодня не будем слишком затягивать слово, но всё-таки приготовимся, с Божией помощью, и к завтрашнему дню, и к Пасхе Господней. Некоторые спрашивают:

— Батюшка, вот сердце влечёт меня приобщаться в Великий Четверток и в Великую Субботу, когда Господь снисходит в преисподняя земли, Божественным светом освещая заклепы ада, и, конечно, в Пасху Господню — не слишком ли для меня много?

Если душа хочет быть со Христом и в Его страданиях, и на скорбном пути, хочет соприкоснуться с неизреченной тайной смерти Христовой и Воскресения, кто же может сказать: «Это всё для вас слишком!»? — Нет! Это наша жизнь, это наше счастье, наше блаженство (при нашем недостоинстве, но и при уповании на милость Божию).

Мне хотелось бы сегодня, в преддверии Пасхи Господней, вместе с вами поразмыслить о тайне воскресения. В Книге Откровения говорится, что второе воскресение коснется всего рода человеческого. Об этом же мы услышим в пятницу вечером, по окончании утрени Великой Субботы, при чтении пророка Иезекииля — им описывается удивительная и страшная картина воскрешения всех людей — от Адама и до последнего умершего1.

«И увидел я, — добавляет Иоанн Богослов, — мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими.

Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим»2.

Говорит Иоанн Богослов и о том, как Сын Человеческий, подобный молнии, на престоле Отца во славе Ангелов разделит человеческий род на овец Своих и тех, кто пожелал превратиться в козлищ — то есть существ, чуждых веры, послушания и любви к Воскресшему Спасителю.

Итак, воскресение второе настигнет нас независимо от того, верим ли мы в него или не верим. А если в первом псалме находим слова «не воскреснут нечестивии на суд»3, то мы должны помнить, что здесь речь идёт о том, что будут чужды оправдания по воскрешении тел и не услышат заветный глас Спасителя: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира»4 те, кто на земле решительно и бесповоротно отвратились от Христа, имя Которому — Воскресение и Жизнь.

Мы с вами сейчас побеседуем и о первом воскресении. И когда при пении «Символа веры» на Литургии мы едиными устами и единым сердцем5 исповедуем: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века», то имеем в виду не только и не столько воскресение второе, сколько воскресение первое, которое есть воскрешение человеческой души от греха и смерти, а вместе с душою и сосуда, в который она заключена, — нашего тела.

Жизнь будущего века открывается не за гробом, но открывается в этом веке. Жизнь будущего века есть живительная благодать Святого Духа, к которой мы в зачатке приобщены в Таинстве Крещения, но которая должна, если мы этого хотим и желаем, занять господствующее положение в нас, очистив и освятив душу, мысли, чувства, волю и тело и все его отправления так, чтобы и в мыслях, и в начинаниях, и в словах, и в действиях прославлять Воскресшего Христа. Чтобы каждый из нас был «благоуханием Христовым» для спасающихся, то есть был совершенно освящен соприсутствием ему Воскресшего Господа.

И пусть никто из слушающих не говорит: «Эта песня не обо мне». Господь Иисус Христос, обращаясь к каждому из Своих учеников, говорит: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный»6 . А апостол Павел добавляет: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа»7. И Сам Спаситель свидетельствует: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день»8.

И вот об этом первом воскресении каждый из нас призван размышлять и думать, и направлять на этот таинственный предмет свои мысли и желания, не отодвигая куда-то на задворки сознания это первое воскресение.

Для того чтобы не делать наше слово бесконечным, поднимемся по ступенькам, следуя словам Священного Писания, к разумению этой тайны. К разумению, но не к исполнению, потому что за каждым из нас — дело, а за проповедниками — слово.

И первое, что нам предлежит, — это очиститься от тёмных дел. «Исповедайте убо друг другу согрешения»9 ваши. В Церкви мы призваны раскрывать сердце наше поставленным Богом свидетелям для очищения от грехов, ибо Кровь Христова очищает нас от всякого греха. И если кто боится вечной смерти и хочет выйти из этой вечной тьмы, пусть, исповедуя согрешения, оставляет их, не оборачиваясь назад. Как говорит апостол: «Кто крал, вперед не кради»10. У христиан не должно быть ни воровства, ни злоречия, ни пьянства, ни блуда, ни гнева и ненависти, которые суть тьма, лишающая человека общения со Христом, ибо «ненавидящий брата своего (а степень ненависти может быть разная — от тайного неприятия, раздражения до полного отчуждения от человека), есть человекоубийца»11, и нет с ним Бога, и ходит он не во свете, а во тьме.

Итак, решительным отсечением греха, предварительно вскрыв его в Таинстве Покаяния, мы выходим из области смерти и поворачиваемся лицом к вечной жизни. «Восстани, спящий ... и освятит тебя Христос»12. «Не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был»13. «На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии»14.

Для того, чтобы умерщвленное грехом тело и измученную страстями душу оживить, после настоящей исповеди и борьбы с самим собою должно приступать к Чаше Жизни — принять Тело Христово. Наш Господь есть Бог кающихся, Спас поневоле согрешающих. Причащение Святых Христовых Таин оживляет мертвеца и поставляет его среди живых.

Но все мы, безусловно, о сказанном знаем, по силе исполняем, грехи свои за добродетели не почитаем, как можем — каемся, и, конечно, с радостью и сознанием своего недостоинства и упованием причащаемся Святых Христовых Таин. Следует ли из этого, что вечная жизнь уже поселилась в нас? Следует. И не следует одновременно. Следует, потому что нам дано все необходимое и достаточное для вечной жизни в Боге. Не следует, потому что и от человека требуется усилие, доказывающее, что он пребывает в Боге и с Богом. Можно, причастившись, заветную Кровь вменить в скверну и вторично распять Сына Божия, если мы легкомыслием возвращаемся к своим грехам.

Какие же усилия нам нужно употреблять, чтобы жизнь вечная не покидала нас, но её залог возрастал в нас? Об этом и говорит Церковь в её богослужении, в Священном Писании, в святоотеческих свидетельствах. Об этом, по возможности, кратко, но емко поговорим и мы с вами.

Итак, исповедовавшись, причастившись Святых Таин, обновившись, укрепившись, мы призваны устремить взор внутрь самих себя, призваны стать херувимом, который имеет очи не только спереди и сзади, но и внутри себя, потому что нам должно беречь полученный Дар, ограждать сердце прощённое, очищенное, обновлённое, от зла — а оно не применёт вновь стучаться в ворота нашей души. И действует зло, как вы помните, в трёх образах: в помыслах — худых мыслях; в мечтаниях, которые сами собой плодятся в нашем сознании; в ощущениях — раздражительности, гордости, самолюбии. Именно через эти три прилога, через эти три образа зла лукавый действует с намерением усыпить наше внимание и бдительность, проникнуть во святая святых — человеческое сердце — и похитить бисер Божественной благодати, то есть осквернить нашу душу, склонить нашу мысль, наше чувство, наше воление к худым делам и причислить нас к разряду оскорбителей милости Божией.

Из сказанного следует, что главная добродетель христианина — внимание к себе, постоянная боевая готовность, постоянный внимательный взор внутрь себя, из чего, конечно, не следует, что мы не должны так же внимательно относиться и к окружающим нас людям, служа им во славу Божию.

Итак, человек, который следит за собой, уже, можно сказать, приблизился к победе, потому что враг его никогда не останется незамеченным и все его козни и соблазны будут вовремя опознаны, высвечены, и отброшены назад. Отброшены усилием нашей воли, неприятием дурного предложения и, конечно, сердечным воззванием, воплем к Тому, Кто может и хочет нас защитить и покрыть от всех козней.

Тот, кто в течение дня, подобно Моисею, ходит и кричит в душе Богу, словно беспомощное дитя, заблудившееся в лесной чащобе, бывает Богом храним и Богом любим и незаметно для себя возрастает, Дух Святой вселяется в его сердце, Христос таинственно изображается в его душе. Такой человек превращается, условно, в мужа разумного, в раба благого и трудолюбивого, в сосуд Божественной благодати.

К этому нужно прибавить ещё важные вещи, потому что враг хитер, и когда мы наблюдаем за собою, то приходим в удивление, сколько мыслей рождается в глубинах нашего духа. Непрестанно мысль перескакивает с предмета на предмет — только дай волю этому мыслительному процессу. Добавим к тому же и мечтательность, к которой привык современный человек, не умеющий и не желающий жить без зрелищ — реальных и виртуальных.

Душа удивляется тому, что приходит у неё на глазах. Ни минуты покоя! Ни днём, ни ночью! Как будто какой-то двигатель, какая-то электростанция внутри нас непрестанно работает, и эти мысли наполняют нас тревогой, страхами, унынием. Как говорят святые отцы о мыслях и мечтаниях: «Сначала залетела пчелка, потом оса, а потом и змея». Лукавый, очевидно, присоседивается к этому внутреннему непрерывному процессу и свободно начинает хозяйничать в душе.

Для того, чтобы положить предел этой разрушительной работе мысли — а она часто бывает агрессивна по отношению к человеку — необходимо, как говорит Исаак Сирин, «пригвоздить мысль ко Кресту». Сама по себе мысль неуловима. Собственными силами никогда ты свои мысли не соберешь в садок, как живую рыбу, никогда не прикнопишь свои мысли к стене, так чтобы они замерли — бесполезно. Этот же святой, Исаак Сирин, называет ум хищной птицей, которая летает, где хочет и делает то, что хочет.

«Никто, — говорил этот святой, — не восходил на небо, живя прохладно». Это значит, нужно соединить свой крест с Крестом Спасителя. Это значит, нужно непрестанно взирать на Господа, Который простирает со Креста Свои объятия. Он Единый силен эту сатанинскую деятельность, эту мысленную карусель, это обуревание мечтаниями — дневными, ночными, кошмарами — упразднить.

И наблюдательный человек убеждается, что этот внутренний хаос собственными усилиями никто из нас одолеть не может. Может только Господь.Итак, если ты смотришь внутрь себя и понимаешь, что у тебя там происходит, то от рождающегося ощущения бессилия, немощи, если не отчаяния, остается только одно — перевести этот внутренний взор ко Христу, Который изнутри нас, из глубин нашего духа, в тишине, в молчании всегда на нас взирает. Но не просто наблюдает за нами, а еще простирает нам Свои руки, как Бог Всемогущий и Всеблагой и Всепремудрый, готовый помочь нам избавиться от этого мысленного ада.

Итак, спасительное устроение, путь к воскресению души лежит чрез самонаблюдение и затем чрез обращение нашего внимания ко Христу. За вниманием должна следовать собственная наша мысль, за мыслью идёт чувство, а за чувством идёт воля. То есть душа вся устремляется ко Христу, если наше внимание обращено ко Господу. Тут-то и понимает человек, что нет у него другого пути, как обращенность всего существа к Создателю, призывание Его святого Имени — неспешное, спокойное, осмысленное, разумное, исполненное смирения (чувства своей немощи), упования (надежды) на Господа, уверенности, что Он услышит и поможет.

«Господи, Иисусе Христе, помилуй мя. осподи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя».

«Но я же не могу всегда находиться в молитвенном устремлении к Богу: я работаю за компьютером, я общаюсь с людьми, у меня десяток обязанностей, всем что-то от меня нужно!» Пусть так, но ты можешь просто свести эту молитву к призыванию Господа. Сколько бы людей тебя ни окружало, сколько бы книг ты ни читал и что бы ни делал — ничто не препятствует тебе вот так вот прерывать мыслительный процесс, разговор и труды свои на молитву — «Иисусе Христе, помилуй мя, Иисусе Христе, помилуй мя». Неслышен этот ручеек, никому не виден и не понятен подвиг так называемого молитвенного трезвения. Только, повторяю, молитва должна быть неспешной, спокойной, с разумом, с верой, без заполошности, без нервов, без разгорячения, без мечтательности, без глупого представления, что ты занимаешься какой-то практикой, что ты «занимаешься Иисусовой молитвой», что у тебя какое-то особенное делание. Как мы дышим и не можем не дышать, как мы вкушаем, потому что не хотим умереть с голоду, — вот так призван христианин поддерживать молитвенное дыхание и, прежде всего, устремляться ко Христу со вниманием, ничего себе не представляя и, напротив, отгоняя все набегающие мечтания и мысли.

Если мы найдем хотя бы одного такого разумного христианина, кто почувствует внутреннюю необходимость и познает благодетельные последствия этого покаянного плача, то он нам расскажет уже через неделю, как дивно помогает ему Господь. А как Он ему помогает? Каждому по-своему, но только душа с молитвенным тайным дыханием видит, как все вокруг нее выстраивается: и дела идут своим чередом, и люди мягчеют; те, кто опасны, отходят в сторону, а те, кто добры, приближаются к нему.

А самое главное, меняется внутреннее состояние, потому что мы утверждаем, что за вниманием и мыслью следует и чувство, а чувства наши, покуда мы барахтаемся в житейском море, — это источник непрестанного страдания: тревоги, страхи, печаль, нечистота, уныние, недовольство, озлобление, оцепенение, изнеможение, перенапряжение, стрессы, волнения, гордостное самоутверждение — всего даже не перечислить. И зачастую наше сердце как малый кораблик, обуреваемый этими волнами страстей. И потому не имеет человек никакого покоя.

Один Господь, если мы с любовью и терпением, почитая его светом, жизнью, хлебом, дыханием, призываем Его, полагает на сердце наше печать тишины, мира, спокойствия, рассудительности, чистоты, радости. И всякий, кто на опыте убеждается в том, что Господь чудотворит человеческой душе, помнящей имя Господне, уже никогда с этого пути не сойдёт.

А там дальше за чувствами утихомиривается и наша беспорядочная воля. С детских лет у нас есть одно магическое слово, заклинание, которое остается у нас до седых волос на устах, в генах, в мозгу и в чувствах: «Хочу! — Не хочу!». И мучается человек несказанно, потому что воля у него становится медной. Посмотрим друг на друга: в кого мы превратились, отсекая себя от молитвы. В людей, крайне самовольных, тяжелых, не способных отойти в сторону, уступить, стушеваться. И это, наверное, самый страшный недуг современного человека — его своеволие, которое, действительно, как медная стена, закрывает нам область Божественного, духовного мира.

«Иисусе Христе, помилуй мя! Иисусе Христе, помилуй мя, грешного».

Как тут не вспомнить слова: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим»15. А покой — это и есть как раз то благодатное состояние, когда ты живешь без посторонних мыслей, но живёшь устремлением ко Христу, когда ты живешь без будоражащих тебя чувств, вкушая мир и равновесие, когда ты бесстрастно проживаешь сегодняшний день, радуясь всякому предложению и чужому волению, но не переживаешь, если что-то свершается неожиданное, против воли твоей, потому что за этим стоит Господь.

Вот путь к воскресению души. Святые отцы говорят, что Спаситель таинственно, незримо предстоит душе смиренной и спокойной, её внутреннему взору. Ум познает Христа как Самосущную Истину, хранящую нас от заблуждений. Сердце познает Христа как мир, тишину, как Жизнь, Жизнь с избытком, как некий животворящий нас воздух, без которого человек задыхается. Воля познает Христа как источник любви. Мы тянемся к тому, кого мы любим, мы испытываем желание быть с любимым, и тот, кто правильно устраивает свою внутреннюю жизнь, мало-помалу убеждается в том, что его воля желает лишь единого — Христа, быть с Ним, быть в Нем, принадлежать Ему, всецело быть проникнутым Им. Он — предел наших желаний, Он — источник блаженства и счастья, Он — есть полнота, все Собою наполняющая.

И если мы прилагаем усердие и терпение, милосердие к людям и внимание, особенно пребывая в Божьем храме, предстоя втайне Господу, призывая Его святое Имя, то постепенно мы постигаем: Он — Начало и Конец, Он — Бог Всеблагой, Всемогущий и Премудрый. Он — Солнце ясное, в Котором нет никаких пятен. Он — Творец, Спаситель, Судия, Он окружает наше прошедшее, настоящее и будущее, Он есть Вечная Жизнь.

А далее, как говорят святые отцы, Христос Спаситель, найдя раба скромного и трудолюбивого, снисходит к нему Своей благодатью. «Придем к нему и обитель у него сотворим»16. Человек становится доступен воздействию Духа Святого, Духа Утешителя, действие и признаки явления Которого описаны Самим Господом в Тайной Вечери. А Дух Утешитель, объяв человека, если тот смирен, почитает себя за ничто и любит ближнего своего, отведёт его к Отцу. Как говорит Господь: «Никто не приходит ко Отцу, как только через Меня»17. Господь показывает Отца тому, кому хочет Его открыть. И это предстояние Отцу, поклонение Ему в духе и истине и является той радостью, которую у нас никто не может отнять, кроме нас самих.

Христос и есть спасение человеческой души, Он есть Новая Пасха, Он есть Воскресение и Жизнь. И путь к единению с Господом очень прост: мы только что его с вами прошли словесно: кайся, приобщайся, наблюдай за собой, отложи всякую гордость и злобу, всех вверяй милости Божией, внимание береги, но направляй его на Господа, призывай Его святое имя — неспешно, спокойно, внимательно, с упованием, с надеждою, следи за своими чувствами и наблюдай, как мало-помалу укротится сердце, станет лёгкой воля, душа всецело прилепится ко Господу, вместе с душой — и тело. И, залечивая случайные раны в Таинстве Покаяния и Причащения, мы действительно войдем в Пасху Господню, нам откроется путь новый и живой, мы будем разумными поклонниками Отца и Сына и Святого Духа.

Будемте, дорогие друзья, готовить себя к всерадостным дням Пасхи Господней, прося Господа, чтобы Он даровал нам и разум, и усердие следовать за Ним этим спасительным путем. С праздником!


1 Иез. 37, 1 – 10.
2 Откр. 20, 12 – 13.
3 Пс. 1, 5.
4 Мф. 25, 34.
5 См. один из заключительных возгласов Литургии.
6 Мф. 5, 48. 1
7 1 Фес. 5, 23
8 Ин. 6, 54.
9 Иак. 5, 16 (церковнославянский).
10 Еф. 4, 28.
11 Ин. 3, 15.
12 Еф. 5, 14.
13  Иез. 33, 11.
14  Лк. 15, 7.
15  Мф. 11, 29.
16  Ин. 14, 23.
17  Ин. 14, 6.
Икона: Тайная Вечеря.
Тайная Вечеря
декоративная горизонтальная черта
Проповедь




СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

Евангельские события
воскресные утренние Евангельские чтения
Евангельские притчи
Ещё темы ↓
иные Евангельские чтения
Деяния святых апостолов
Послания святых апостолов
Ветхий Завет

ДВУНАДЕСЯТЫЕ И ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ

двунадесятые праздники
великие и иные праздники
дни памяти святых, икон и чудес
Ещё темы ↓
Недели Рождественского поста
Недели перед Великим постом
Службы Великого поста
Страстная седмица
Недели от Пасхи до Троицы
светские праздники

СВЯТЫЕ

святые Ангелы
апостолы и равноапостольные
пророки и праотцы
Ещё темы ↓
святители
преподобные и преподобно­мученики
страстотерпцы и мученики
блаженные
благоверные и праведные