Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

«Симоне Ионин, любиши ли Мя?»

Именно Петру, познавшему тайну смирения, дано было запечатлеть в своем Послании, что пастыри Христовы призваны пасти стадо словесных овец, не возвышаясь и не превозносясь над стадом.

00:14:46
«Симоне Ионин, любиши ли Мя?»
Протоиерей Артемий Владимиров

Поздравляем всех с воскресным днём и памятью великомученика Димитрия Солунского, являющегося одним из покровителей Святой Руси, России, как это было открыто в XVII столетии келарю Троице-Сергиевой Лавры Авраамию. Неслучайно святой Димитрий был воеводой града Фессалоники, откуда вышли пять столетий спустя святые равноапостольные Мефодий и Кирилл, просветители славянских народов. Неслучайно святой великомученик Димитрий входит в сонм великих страдальцев за веру Христову, таких как Георгий Победоносец, исцелитель Пантелеимон, великомученик Мина, великомученик Артемий, всегда по древней византийской афонской традиции изображающихся вместе.

Неслучайно ещё до монгольского нашествия многие русские князья в Крещении принимали имя этого славного воина и, нося в миру славянские имена, в глубинах сердца сокрывали имя, полученное от этого образца для всех воинов. Одним из самых славных и прекрасных каменных соборов Руси является Дмитровский собор в граде Владимире. Чудо архитектуры, свидетельствующее о вселенском характере Православия именно потому, что в архитектурные элементы этого собора вошли, так сказать, лучшие достижения древней культуры, включая растительные орнаменты и прочие украшения.

А мы с вами вернёмся к евангельскому повествованию. Апостолы трапезовали, вкушая рыбу, приготовленную Самим Господом Иисусом Христом. И во время этой святой трапезы Спаситель и обратился к Петру. Впрочем, не к Петру, а к Симону, сыну Ионы, постольку-поскольку вследствие отречения по малодушию самый пожилой из всех учеников Христа как будто выпал из гнезда. Но не так, как Иуда, согрешивший нераскаянно. Мы помним, что Пётр тотчас оплакал своё отречение горючими слезами, которые не оставляли его вплоть до мученической кончины.

Трижды Христос вопрошает того, чье сердце Он, как всесовершенный Бог, знал совершенным образом: «Симоне Ионин, любиши ли Мя?» Подумаем, какие мысли и чувства посетили Петра, когда Господь устремил Свой Божественный взор, исполненный любви, в глубины души этого преданного, горячего, искреннего, но на первых порах не лишённого самоутверждения ученика.  По преданию, он и покаялся, пролив горячие слёзы, едва лишь вышел из двора первосвященника, потому что, уже трижды отрекшись, со второго жилья увидел обращённый на него взор Господа Иисуса, пленённого и униженного рабами первосвященника.

Итак, любиши ли Мя, Симоне Ионин? И думается, что Пётр, увидев на себе этот взор, воспомянул, конечно, и первое призвание чрез брата Андрея, когда впервые увидел Господа. Воспомянул и второе призвание своё, когда Спаситель, сев в его лодку, довольно поучив народы, велел закинуть сети, и невиданный улов обрёлся во мреже. А Пётр, охваченный неземным восторгом и страхом, поняв, что пред ним Кто-то великий, изрёк: Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный1 – то есть кто я, чтобы мне находиться так близко рядом с Тобою?

Конечно, вспомнил Пётр и испытующий вопрос Христа2, заданный в пустыне, где многие иудеи, слушавшие Спасителя, отошли от Него,  когда до их слуха достигли слова о том, что Христос есть хлеб живый, сшедший с небес, и всякий, кто будет вкушать Плоть и Кровь Сына Человеческого, не умрёт вовек. Отошли тогда многие из следовавших ранее за Христом. И Спаситель обратил испытующий вопрос к апостолам: Не хотите ли и вы отойти от Меня?2 Именно Пётр тогда сказал: Господи! Куда же мы пойдём? Ты имеешь глаголы вечной жизни.2

И многое другое, конечно, гнездилось в сердце Петра. Вот, мы оставили все... Наставник, что же будет нам во Царствии Твоем?3 – вопросил как-то Пётр от имени прочих Спасителя. И услышал, что апостолам надлежит судить на последнем Суде колена Израилева3. Господи, ты знаешь, что я люблю Тебя, всё это было в моей жизни и остаётся, я по-прежнему подтверждаю все те слова, которые раньше вышли из моих уст.

Но вот Спаситель второй раз задаёт этот вопрос, и Пётр воспоминает все случаи, когда он по неразумию противоречил Ему, противопоставлял Ему свою человеческую волю. Пожалей Себя, Господи! О каких Ты говоришь страданиях, смерти? Да не будет этого с Тобою4. Отойди от Меня, сатана! – тогда Господь назвал Петра сопротивником, – ты мыслишь то, что человеческое, а не Божие.

Не умоешь ног моих вовек5, – опять противоречил Пётр Христу на Тайной Вечери, кажется, из любви к Нему. Но он уже научен был, кажется, пониманию и должен был поступить, как Иоанн Предтеча, который вопросил:

– Как я крещу Тебя?

– Остави ныне, надлежит нам исполнить всякую правду. Делай то, что тебе сказано6.

И вновь Пётр отвечает: Господи, Ты веси, что я люблю Тебя.

И третий раз Спаситель вопрошает Петра. Вопрошает, чтобы тот всмотрелся в самые запредельные глубины своей души и вспомнил, что́ было причиною его падения, отречения. Господи, если и все отрекутся от Тебя, но не я, за Тебя я готов и умереть. Хороша была высказанная готовность умереть за Христа, но нехорошо было противопоставлять себя другим. В этом под образом горячности и любви звучали нотки самонадеянности и желания первым пострадать за Господа.

И, конечно, в третий раз святой Пётр воспомянул, как Дух Святой его устами изрёк: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго. Пётр произнес некогда совершенное исповедание, полное признание, выразил зрячую веру в Божественное достоинство Господа Иисуса Христа. И Спаситель, испытав ученика, увидев, что тот снизошёл в глубины смирения, почёл себя ничем и никем, совершенно в прах и в персть смирился перед Богом и людьми, воспоминая своё малодушие и отречение, восстанавливает его в апостольском достоинстве, поставляет его, препоручая пасти стадо словесных овец.

Замечательно, что именно в Посланиях апостола Петра, написанных много позже, мы найдём слова о том, как пасти это стадо. Именно Петру, совершенно смирившемуся, совершенно познавшему непостоянство человеческой природы, познавшему тайну смирения, дано было запечатлеть в своём Послании, что пастыри Христовы призваны пасти стадо словесных овец, не возвышаясь, не превозносясь над стадом, не ради гнусной корысти, не по принуждению, а самоохотно, то есть из любви ко Господу Иисусу Христу, образ Которого сияет во всяком без исключения человеке.

И услышал Пётр, быть может, самые утешительные слова во время следования за Христом: «Иди за Мною» – следуй за Мною, выполняй то, что надлежит тебе исполнить. При этом Христос назнаменовал, изрёк, прорёк Петру, что ему надлежит ещё запечатлеть свою любовь к Нему пролитием мученической крови, что и свершилось много позже, в 63-м году по Рождестве Христовом.


1 Лк. 5, 8.
2 См.: Ин. 6, 48 – 68.
3 Ср.: Мф. 19, 27 – 28.
4 Ср.: Мф. 16, 22 – 23.
5 Ин. 13, 8.
6 Ср.: Мф. 3, 14 – 15.
7 Ср.: Мф. 26, 33.
Византийская живопись: отречение Петра.
Отречение Петра, византийская живопись
декоративная горизонтальная черта
Проповедь