Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Слово о таинстве брака

Протоиерей Артемий Владимиров
Обложка книги «Слово о таинстве брака»
Книга «Слово о таинстве брака»
декоративная горизонтальная черта

Книга протоиерея Артемия Владимирова, члена Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы, раскрывает духовный смысл церковного таинства Венчания и его значение в нравственном подвиге христианских супругов. Этот маленький труд будет интересен не только женихам и невестам, но и людям, прожившим в супружестве много лет.

 

Издательство Московской Патриархии
Русской Православной Церкви
Москва, 2017

 

Возвышенно и свято учение Христа Спасителя о браке как об освящённом Самим Богом союзе мужа и жены, связанных обетами взаимной верности до смерти! Господь через таинство Венчания низводит на брачующихся Свою благодать, которая вспомоществует им в жизненном подвиге. Венчание существовало в Церкви всегда. Оно выражалось в благословении епископом христианских жениха и невесты, вступающих в законное, богоугодное сожительство.

В позднем Средневековье Византия выработала то прекрасное по форме и содержанию последование, которое было усвоено Русской Церковью и именуется священнодействием Браковенчания. В наши дни всеобщего нравственного упадка, сознательной войны тёмных сил против идеала супружества, разрушения самого уклада семейной жизни, таинство Венчания является единственным прочным фундаментом, поистине Богом положенным основанием, на котором христиане только и могут возводить здание брака, гармоничного, счастливого и спасительного как для них самих, так и для их детей. Господь Иисус Христос, освятивший в Кане Галилейской брачный союз апостола Симона Зилота, и поныне таинственно соприсутствует венчанным супругам во исполнение Своего евангельского обетования: ...где двое... собраны во имя Мое, там Я посреди них1. Христианский брак заключается ради спасения душ полюбивших друг друга людей, приносящих взаимные обеты верности и любви пред лицем невидимого Бога. Он и сочетавает жениха и невесту «во единую плоть» благословляющей десницей Божьего иерея — во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Богом венчанные муж и жена знают, что, служа семье, они угождают Самому Христу Спасителю. Вот почему сохранение взаимного мира и единомыслия, умножение дара любви в трогательной и нежной заботе друг о друге, равно как и обоюдная верность нравственному закону супружества — главная жизненная задача мужа и жены. Божественная благодать, веселящая сердца супругов и освящающая их земную любовь, содействует зачатию, рождению и воспитанию детей в учении Господнем. В христианском браке нет места бесплодным мирским спорам о первенстве. Апостольское слово ясно говорит о взаимном дополнении супругами друг друга, именуя мужа главою, кормильцем и защитником жены, а её — сонаследницей с ним благодатной жизни, помощницей, находящей радость в разумном послушании мужу, который умеет брать на себя ответственность за обоюдно принимаемые супругами решения.

Вопреки расхожим мирским представлениям христианские жених и невеста призываются словом Божиим (равно как и их собственной совестью) сохранять девство до венчания — ради гармонии семейных отношений и здоровья будущих детей. Таковы, собственно, вековые устои всех культурных народов, ныне вырождающихся единственно по причине отступления от библейских моральных принципов. Чистый белый плат (полотенце), приносимый в храм брачующимися, и знаменует их нравственную чистоту, а одновременно указывает на благую решимость начать совместную жизнь с чистого листа (как бы мы сегодня сказали).

По сложившемуся обычаю жених и невеста должны успеть зарегистрировать свой брак в соответствующей светской инстанции, что служит для священника определённым гарантом серьёзности их намерения. Государственная регистрация брака, ,будучи для христиан внешней юридической скрепой, даёт им официальный статус супругов в глазах светского государства, которое облекает мужа и жену взаимными правами и обязанностями.

Представляется очень важным для будущих супругов получить на брак благословение (одобрение) родителей и конечно же приходского пастыря, который осуществляет общее духовное руководство православного человека на жизненном пути. Кому, как не свяшеннику, известны все обстоятельства, благоприятствующие или препятствующие созданию новой семьи! Он же и готовит брачующихся к венчанию, принимая их подробную исповедь, без которой супружеские венчальные обеты и не должны быть произносимы. Очистив свою совесть на исповеди, они с чистым сердцем смогут дать друг другу клятвы взаимной верности.

Первой, приуготовительной (в отношении венчания) частью священнодействия является обручение. Оно по обыкновению свершается в передней части храма, куда выходит священник и выносит из алтаря уже освяшённые кольца — символ неразрывности супружеских уз. Вручив брачующимся горящие свечи (образ взаимной жертвенной любви), батюшка от лица Матери Церкви читает молитвы обручения, испрашивая жениху и невесте незримое покровительство ангела Божия, под осенением крыл которого будет протекать их совместная жизнь, исполненная мирных и созидательных трудов. Нанизанные иереем на безымянные персты обручников кольца свидетельствуют об их свободном самоограничении и принадлежности друг другу, посредством которых расцветает и приносит свои спасительные плоды человеческая любовь.

Наступает время самого венчания... Священник возлагает епитрахиль на уже соединённые руки жениха и невесты — образ Божественного покровительства их намерению создать христианскую семью. Под пение библейского псалма он выводит пару на середину храма и поставляет её на белый плат, чтобы затем принять от жениха и невесты обеты взаимной верности. Каковы они?

— Имеешь ли доброе произволение и добрую решимость взять себе в жену (мужа) сию рабу Божию (сего раба Божия)?

— Не обещался ли (не обещалась ли) иной невесте (иному мужу)?

Отвечая на эти вопрошения, брачующиеся таким образом обещают Богу никогда не оставлять друг друга до смерти, преодолевая все жизненные испытания взаимной любовью. Венчальные обеты требуют от нас соблюдать верность даже в помыслах, равно как и быть верными цели, смыслу супружеского общения, раскрывающегося в чадородии и воспитании детей для Царства Христовой правды и любви. Произнесённая раз навсегда венчальная присяга, золотыми буквами написанная в сердцах мужа и жены, будет освещать
весь их жизненный путь и, соблюдённая нерушимо, исходатайствует им оправдание и вечное спасение на Страшном Суде.

После велегласного прочтения молитв венчания, в которых воспоминаются ветхозаветные супруги и испрашивается ходатайство святых угодников Божиих за предстоящую пару, пастырь возлагает на главы жениха и невесты брачные венцы — символ их целомудрия и мученической решимости сохранить любовь до смерти.

Трижды рука священника крестовидно осеняет брачующихся, а невидимая десница Божия соединяет их воедино... И вот перед нами уже боговенчанные православные супруги! Их вниманию предлагается чтение из Священного Писания. Сначала апостол Павел (в Послании к Ефесянам) научит их святому соблюдению взаимных обязанностей, которыми зиждется на незыблемом основании веры христианская семья; а затем Сам Христос Спаситель раскроет им тайну претворения воды в вино на браке в Кане Галилейской. Дивное дело: вода содружества в сердцах жениха и невесты претворена ныне благодатью Святого Духа в вино супружества! В знак свершившегося чуда ковшик сладкого церковного вина, веселящего души, подносится к устам супругов2.  Им надлежить испить до дна единую чашу, по церковному обычаю поднесённую пастырем тотчас после слушания Писания.

Завершая священнодействие, пресвитер3 трижды обводит мужа и жену вокруг аналоя с иконами Христа Спасителя и Богородицы. Будучи главной венчальной святыней, образа украсят собой жилище супругов. Троекратное круговое хождение — символ жизненного шествия. Его возглавляет добрый пастырь, молитвенное участие которого содействует возрастанию и совершенствованию в любви молодой семьи. В завершение таинства Церковь напутствует нововенчанную пару многолетствованием, испрашивая ей долгих и счастливых лет совместной жизни, которую уместно назвать влохновенной песнью супругов во славу Святой Троицы.

Множество вопросов и недоумений, естественно появляющихся в ходе подготовки к венчанию, призван (с чувством, с толком, с расстановкой) разрешать заботливый приходской пастырь. Умудрённый духовническим опытом (а в иных случаях прибегающий за советом к епархиальному епископу, благословением которого действует иерей), священник, не раз встречаясь с молодыми людьми, поможет им утвердиться в столь серьёзном и ответственном шаге.

Если батюшка принимает глубокое и неформальное участие в подготовке брачующихся, то неплохо разузнать их социальный статус, так сказать, «имущественный ценз», а попросту говоря, работает жених или нет. Потому что женщина, при всей её романтичности, существо совершенно практическое, и от прагматики жизни уйти нельзя. Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного4. Если муж несостоятелен, то есть не способен содержать семью, а главное — не печётся об этом, то, безусловно, для священника большой вопрос, готовы ли молодые венчаться. Ведь часто бывает, что шестнадцатилетний юнец (воцерковлённый мальчик) говорит своей маме: «Мама, я женюсь. Я влюблён в Дашу, как Ромео в Джульетту». Нежные и высокие чувства, конечно, прекрасны, но муж — это прежде всего кормилец, это защитник интересов семьи. И мечтания о красивой жизни, к сожалению, разбиваются об асоциальное и безответственное поведение супруга, который, как мешок с соломой, лежит на тахте и даже не хочет встать, чтобы устроиться на биржу труда. Зная, сколько семей по этой причине разрушилось, батюшка, конечно, должен быть весьма внимателен к подобной ситуации. Священник должен твёрдо сказать: «Нет, на данный час я не считаю ваше решение жениться правильным и возможным», если у будущего супруга нет ясного понимания, как он будет вить семейное гнездо и на какие средства он будет содержать семью.

Раньше были «сватьи бабы Бабарихи», которые заблаговременно и весьма детально выведывали все обстоятельства (в том числе относящиеся к здоровью и нездоровью будущих супругов), могущие осложнить брак. Сегодня священник непременно должен быть посвящён в эти вопросы, потому что иногда по инфантильности, иногда по лукавству, а то и просто по наивности будущие супруги не рассказывают, не поверяют друг другу какие-то факты своей биографии, которые крайне важны для венчающихся. Между прочим, упомянутые мной «сватьи-бабарихи» выясняли, нет ли в роду падучей (то есть эпилептического заболевания), нет ли психических отклонений.

Мне приходилось встречаться с такими случаями, когда не только жених, но и его родители утаивали от его избранницы, что молодой человек состоит на учёте у психиатра и раз в квартал проходит лечение в психосоматическом отделении городской больницы.

Сами понимаете, друзья, что всё это должно быть выяснено до венчания, а не после. Это вопрос исповедальный, интимный, требующий соблюдения тайны, но не друг от друга. После венчания супруги должны воспринять как спасительный крест всё, что с ними ни случится в совместной жизни.

Мне вспоминается священник Русской Зарубежной Церкви отец Ярослав. В своё время он служил в Сан-Франциско и отличался крайней придирчивостью. Готовя пары к венчанию, он задавал им чуть ли не по пятьдесят вопросов, устраивал подлинный экзамен из трёх туров. На основе собственного опыта он спрашивал будущих мужа и жену об их вкусах и пристрастиях: «Интересуетесь ли вы спортом? Какие у вас политические убеждения? Есть ли у вас любимые классические композиторы? Как вы думаете проводить досуг? Сколько бы вы хотели иметь детей? Какое у вас отношение к деторождению? Что для вас материнство и отцовство? Что допустимо, что недопустимо, по вашему мнению, в родовой жизни (или в жизни по плоти) супругов?» Может быть, это выглядит несколько одиозно и странно, но после первого тура (первой серии вопросов) он иногда говорил, как бы искушая и испытывая решимость брачующихся: «Мой вам совет: разойдитесь в разные стороны; у вас больше расхождений, чем точек соприкосновения».

И батюшка мне рассказывал, что его опыт (эти три тура и огромный вопросник) весьма оправдан. Главное намерение отца Ярослава состояло в том, чтобы выяснить степень единства будущих супругов, их готовности блюсти взаимный мир и согласие. Конечно, полного тождества интересов у людей быть не может, но мы с вами хорошо знаем, какая великая редкость сегодня для мужа и жены иметь одно сердце и одни уста. Такое жительство душа в душу, полное «единомыслие душ и телес» явлено в записках Государыни Императрицы Александры Фёдоровны. Её замечательная книжечка о семье, браке и любви, на мой взгляд, является лучшим пособием для брачующихся, равно как и для маститых мужа и жены.

Скажем и ещё нечто важное: современная жизнь неопровержимо свидетельствует, что сохранить благодать венчания могут только те супруги, которые не мыслят своего семейного бытия без воскресной Божественной литургии и постоянного участия в таинствах Исповеди и Причащения. В идеале каждая молодая христианская семья должна окормляться у общего для мужа и жены духовного наставника. Он призван со вниманием опекать венчанных супругов и содействовать их подлинному воцерковлению.

Иногда пастыри сталкиваются с суеверными представлениями своих пасомых. Нелепые приметы (внезапно погасшая свеча, упавшее на пол кольцо и тому подобное) несовместимы со здравой и зрячей верой в Искупителя, Господа Иисуса Христа, благодать Которого хранит супругов во всех жизненных испытаниях...

Отметим в завершение нашего слова, что никогда не поздно освятить венчанием союз, сложившийся вне Церкви Божией в те времена, когда люди были с детских лет отчуждены от храма и его Таинств. Будем помнить, что чрез восполнение упущенного благодать Господня освящает уже рождённых детей и указует им путь спасения на примере их боговенчанных родителей.


1 Мф. 18, 20.
2 В древности это была Евхаристическая Чаша, из которой супругов приобщали Тела и Крови Христовых. Отрадно заметить, что в Русской Церкви постепенно возрождается особый чин Венчальной литургии, главные вехи которого так ясно запечатлены в последовании Браковенчания.
3 Пресвитер (греч. — старец) — одно из наименований священника в текстах Новозаветных книг.
4 1 Тим. 5, 8.