Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter







Светлое Христово воскресенье

Пасха Господня да насытит, дорогие друзья, сердца наши верой и верностью, милостью и любовью, смирением и скромностью, чистотою и целомудрием, мужеством и мудростью и окрылит нас, чтобы мы сами, как некогда апостолы, стали истинными свидетелями Христова Воскресения.

00:31:22
Светлое Христово воскресенье
Протоиерей Артемий Владимиров

Христос Воскресе! Воистину Воскресе!

Всякий раз, дорогие друзья, когда умом и сердцем, устами и душой произносишь Пасхальное благовестие, — чувствуешь, осознаешь, веришь и понимаешь, как лучи Божественной благодати, струящейся из горнего мира, пронизывают твое собственное существо, и чрез нашу речь, через глаза, движения эти потоки Пасхальной благодати исходят в подлунный мир и согревают его своим дыханием. Великое и воистину непостижимое таинство — восстание Христа из Гроба. Попрание, разрушение владычества смерти, супротив которой ни человек, ни Ангел, никто и ничто не могли сказать ни слова, но невольно смирялись пред её гробовою доской.

Богочеловек, Бог во плоти, Спаситель мира Господь Иисус Христос допускает до Себя как до Человека смерть, будучи распятым ради нас и за нас на Крестном Древе. Допускает только для того, чтобы поразить диавола молнией Божества. А ведь именно через падшего духа, завистью диавола смерть вошла в мир.

Итак, Спаситель во исполнение ветхозаветных пророчеств восстал, воскрес из Гроба живым. И, как свидетельствует Предание, прежде всего утешил явлением Своим Пречистую Пренепорочную Свою Матерь. Именно Она сораспиналась Ему на горе Голгофе. Именно Она Своими пречистыми руками и перстами вторично пеленала Свое сладкое Чадо, на этот раз — пропитанным смирною, алоэ и другими ароматами лентием — льняными одеждами, плащаницей. И плакала со словами: «Чадо Мое сладкое, Солнце Мое, почто закатилось? Дозволь, и Я сниду с Тобою во ад».

Но, как свидетельствует церковная песнь, которую мы с вами читали при выносе Плащаницы, Божественный Мертвец, тело Которого осталось непричастным тлению, в совести, в священной тиши Ее Материнского сердца изрёк слова: «Восстану и прославлюсь! Воскресну в третий день и явлюся Тебе, о Мати Моя!» И Пречистая Мария вместе с мироносицами, положив во Гробе бездыханного Учителя, Сына Своего и Бога, восчувствовала в сердце Своем утешение от Святого Духа. Она, Мария, веровала, что любовь сильнее человеческой и демонической злобы, что сама жизнь, каковой и является воплотившийся Сын Божий, сильнее смерти, и поэтому Солнце правды, Христос, на малое время скрываясь в недрах земных, вновь взойдёт и войдёт в зенит, ибо Бог Всевластен и Всемогущ. Богочеловек вольною волей отдаёт Свою жизнь, чтобы вновь принять её во искупление человеческого рода.

Итак, Спаситель является Богородице, о чём не пишут евангелисты, но о чём свидетельствует Церковь, и только после этого свершается то, что запечатлели святые Матфей и Марк, Лука и Иоанн. Согласно говоря, ученики свидетельствуют, как задолго до рассвета мироносицы, преданные ученицы Господа, движимые стремлением почтить своего Учителя, вновь идут ко Гробу, недоумевая, кто отвалит им камень от входа в пещеру. Но Господь воскрес, как и обещал Своим ученикам на Тайной Вечери: «Не оставлю вас сирыми, но вновь явлюся вам, да имеете радость исполнену в себе»1.

Никто — ни человек, ни Ангел — не были свидетелями этого величайшего из всех чудес. Однако последствия Воскресения были явными и для стражников римских, устрашенных грохотом землетрясения. Когда невидимою десницею Ангела камень, закрывавший вход в пещеру Иосифа Аримафейского, был отторгнут и отброшен, когда потрескались основания скал, тогда устрашилась плоть человеческая, почувствовавшая изменения самой природы вещей.

Мироносицы, преодолевшие страх пред синедрионом, уже назначившим новые жертвы, проявив мужеские добродетели в хрупких женских телах, с изумлением взирая друг на друга, видят, что вход в пещеру, где погребен Иисус Христос, свободен. Они входят в её таинственный полусумрак и прикрывают рукою глаза, ослепленные блистанием света. Что это? Кто это? В возглавии и в ногах каменного настила, который послужил гробом для перепеленутого в плащаницу тела Господа, сидят два прекрасных юноши в светоносных одеждах.

«Иисуса ищите Назарянина, распятого? Его нет здесь, но, как Он свидетельствовал вам ранее, Он воскрес! Идите же к ученикам и апостолам и благовествуйте им эту радость!»2

Вне себя от ужаса и страха от радости, которой женщины боялись верить, не разбирая пути, в полном молчании, они достигают Сионской горницы, где апостолы уже получили таинственное извещение о Воскресении Христовом, однако не решаются ему верить, потому что наша ограниченная человеческая природа, косная и расслабленная от греха, не может тотчас вобрать в себя эту ошеломляющую новость. Вот и не верили ученики, не по нежеланию верить, но по неспособности отдаться умом и сердцем благовестию о попрании смерти жизнью.

Между тем Спаситель является любимой Своей ученице Марии Магдалине3. Она, более всего облагодетельствованная Христом, некогда избавленная от насильства семи семи демонов, истязавших ее душу и тело, плакала у Гроба и не могла утешиться, потому что полагала, что тело Учителя кто-то взял и унёс, и лишил её, Марию, последней возможности облобызать Его хладные стопы. Как об этом прекрасно пишет святой Григорий Фессалоникский, она также видит Ангелов в образе юношей, которые молча взирают на пришедшую и внезапно встают, простирая свои крылья.

Что побудило небожителей встать с каменного настила? Конечно, это могло быть только явление их Творца, Царя неба и земли. И Мария инстинктивно оглядывается назад и видит пред собою Того, Кто представился её очам садовником. Она вступает с Ним в разговор: «Покажи мне, куда ты отнес тело Учителя, дабы я могла прийти и поклониться Ему!». Её очи были удержаны от созерцания Воскресшего Христа. Спаситель оставался неузнанным. Почему? Потому что Мария пришла к Нему только как к Человеку, но не как к Богу — Всесвятому, Вечному и Всемогущему. Она желала излить свою безутешную скорбь, но её сердце, как и сердце учеников, ещё не вмещало пророчества Спасителя о собственном Воскресении. И только когда Богочеловек обратился к ней, поименовав её: «Мария!», она узнала голос Того, ради Которого она изменила свою жизнь, обратилась от тьмы к свету, оставила нажитые имения, служила от достатка своего апостольской общине, ни в чем не уступая впоследствии ученикам как благовестница Христова Евангелия.

Узнав и узрев Господа Своего, она бросается к Его стопам, но видит упреждающий жест. «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не взошел ко Отцу Моему и Отцу вашему, к Богу Моему и Богу вашему, но пойди засвидетельствуй прочим, что ты видела и слышала». Спаситель врачует маловерие Марии и возносит её помыслы, стелившиеся по земле, к Небу, свидетельствуя ей о Своем Богосыновстве и вместе с тем удостоверяя женщину, что искупительный подвиг Христа и Его Воскресение отверзли и всем нам, людям, вход в Рай, доступ к Небесному Отцу — так, что для Иисуса Христа Отец таков по природе, по естеству, по Божеству, а для нас — по милости, по благодати, которою и свершено неслыханное от века дело Воскресения Христова.

Листая страницу за страницей Евангелия, мы получаем сведения о многих иных явлениях Воскресшего Спасителя. В Сионской ли горнице, куда опоздал к первому явлению Христа апостол Фома, и чрез семь дней в ответ на исповедание своей немощи: «Если не увижу собственными очами, если не вложу руки мои в прободенные раны Его, — не поверю», услышит Фома: «Подойди и осяжи Меня, и не будь неверным, но верным. Блаженны те, кто, не видя Меня, как ты ныне, уверуют в Меня»4. Или речь пойдет о явлении Спасителя на Тивериадском озере5, где Петр и Иоанн и прочие апостолы из Вифсаиды, прибрежного городка, занимались своим обыденным делом и ловили рыбу, и вдруг проницательный оком, девственный, чистый сердцем юный Иоанн, любимый ученик Христа, видит одиноко стоящую на берегу фигуру. «Это Господь!» — изрекает он, а пылкий Петр, уже украшенный сединой, наиболее пожилой из всех, «препоясавшись, ибо был наг», кидается в воду, ему не терпится осязать стопы Спасителя, видеть Его лицом к лицу, и в этот раз он не идет по воде, но трудится, выбиваясь из сил, для того, чтобы увидеть очи Прекраснейшего из сынов человеческих, увидеть на огне рыбу и рядом лежащий хлеб и услышать призывный голос воплощенной Любви: «Дети Мои, приидите и обедайте».

Именно в этот раз Петр трижды ответит на вопрос Христа: «Симон, сын Ионы, любиши ли Меня?»6. Ответит уже без чувства превосходства над прочими, без тени самоуверенности, как это было свойственно ему прежде, но со смирением и со слезами раскаяния: «Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя. Господи, Ты все знаешь, я люблю Тебя». И будет восстановлен Воскресшим Спасителем в апостольском служении и получит повеление, обратившись и загладив грех горячим исповеданием веры и слезами, которые с тех пор до самой кончины Петровой, мученической его смерти, будут орошать его ланиты, услышит ободряющий голос Христа: «Паси овец Моих».

Помним мы и о явлении Господа Луке-евангелисту и Клеопе7, которые шествовали из Иерусалима в Эммаус. Незнакомец, подошедший к ним на пути, беседовал с ними о Христе, задавал им вопросы о всем, что случилось в эти дни в Иерусалиме. «Или Ты не знаешь, — отвечали погруженные в печаль ученики, — что князья наши предали Иисуса в руки римлян и те пригвоздили Его на Древе?». А Тот в ответ приводил им на память слова псалмов, свидетельствовавшие о том, что Христу надлежит воскреснуть: «Не оставиши душу мою во аде» — от лица Христа за тысячу лет до того изрекал Духом Святым пророчество царь Давид. «Яко и плоть моя вселится на уповании» — Христу надлежало воскреснуть плотию. И сердца Луки и душа Клеопы горели, как они признались потом, каким-то непонятным священным огнем.

Слова Спасителя, — а это был именно Он, но оставался неузнанным, — согревали их холодные от уныния души. И нужно было, достигнув Эммауса, сесть за ужин и внезапно узреть ослепительный свет, исходящий от лика Воскресшего Господа, когда Тот, преломив хлеб, подал Своим ученикам, напомнив им Тайную Вечерю, впервые соединившую апостолов со Христом через вкушение Его Тела и Крови под образом хлеба и вина.

Наконец, явление Христа на горе, именуемой Малой Галилеей8. Там собрались не только двенадцать, но и из семидесяти и иные. Узрев Спасителя живым, некоторые усомнились. Усомнились, потому что в их душе не вызрела любовь к Учителю и они не были достаточно жертвенны в служении Ему. В них не укоренилось Божественное слово Подвигоположника нашего спасения. Но ближайшие увидели и возрадовались и поклонились Христу, Который, прежде чем начать Свое восхождение ко Отцу, благословил их со словами: «Идите и научите все народы, крестяще их во Имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их, новокрещенных, соблюдать все, что я заповедовал вам; и се, Аз с вами есмь во все дни до скончания века». Эти всеутверждающие, мажорные слова, обетующие неразлучное сопребывание Христа Искупителя с Его Церковью, а значит, не только с апостолами, но и с нами, и поныне насыщают сердца верных христиан той Пасхальной радостью, с которой не сравнится ничего земное.

А мы с вами в течение сорока дней, начиная со Светлого Христова Воскресения, когда ночь стала светлее дня, до Вознесения Господа на небо празднуем Пасху таинственную, великую, красную, двери райские нам отверзающую9. Каждый Божий день, преступая порог храма, обмениваемся Пасхальным приветствием и слышим в ответ верное как вечность свидетельство: «Воистину воскрес Христос!». В эти сорок дней Спаситель является мироносицам и апостолам, а прежде Богородице; Петру, потерявшему апостольское достоинство и затем восстановленному в нём благодаря своему слезному покаянию. Является, не всегда будучи узнан — Его принимают то за садовника, то за рыбака, но всякий раз Господь, видя веру Своих присных, отверзает их духовные очи, и они со страхом и трепетом видят в Нем Творца неба и земли, Спасителя и Судию и уже не смеют отверзть уста и произнести хотя бы единое слово от радости, потому что творение в присутствии своего Создателя немеет и лишь созерцает Божественный свет, исходящий от Его пречистого лика.

Пасха Господня да насытит, дорогие друзья, сердца наши верой и верностью, милостью и любовью, смирением и скромностью, чистотою и целомудрием, мужеством и мудростью и окрылит нас, чтобы мы сами, как некогда апостолы, стали истинными свидетелями Христова Воскресения, и где только ни прилучится, куда только «ни забросит нас судьбина», свидетельствовали о победоносной силе нашей веры — и словом, и делом, своей незазорной жизнью, которая пусть будет украшением учения Христова! Надеюсь, что мы еще встретимся с вами и в этой земной жизни, встретимся и у Престола Божия, где царствует вечная Пасха, где нет нечистого и проклятого, но где люди вместе с Серафимами и Херувимами приносят Господу честь, хвалу и благодарение, поклоняясь Воскресшему из мертвых Христу.

Христос Воскресе! Воистину Воскресе!


1 См.: Ин. 14, 18; Ин. 17, 13.
2 Ср.: Мк. 16, 1 – 8.
3 Ср.: Ин. 20, 11 – 18.
4 Ср.: Ин. 20, 19 – 31.
5 Ср.: Ин. 21, 1 – 14.
6 См.: Ин. 21, 15 – 25.
7 См.: Мк. 16, 12 13; Лк. 24, 13 35.
8 См.: Мф. 28, 16 20.
9 Слова из стихир Пасхи на богослужении.
Фреска, Сербия: Ангел и мироносицы.
Ангел и мироносицы
декоративная горизонтальная черта
Беседа




СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

Евангельские события
воскресные утренние Евангельские чтения
Евангельские притчи
Ещё темы ↓
иные Евангельские чтения
Деяния святых апостолов
Послания святых апостолов
Ветхий Завет

ДВУНАДЕСЯТЫЕ И ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ

двунадесятые праздники
великие и иные праздники
дни памяти святых, икон и чудес
Ещё темы ↓
Недели Рождественского поста
Недели перед Великим постом
Службы Великого поста
Страстная седмица
Недели от Пасхи до Троицы
светские праздники

СВЯТЫЕ

святые Ангелы
апостолы и равноапостольные
пророки и праотцы
Ещё темы ↓
святители
преподобные и преподобно­мученики
страстотерпцы и мученики
блаженные
благоверные и праведные