Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Поминовение усопших

В программе “Светлый вечер” на радио “Вера” – о традиции поминовения усопших и духовном смысле родительских суббот.

00:56:11
Поминовение усопших
Протоиерей Артемий Владимиров

А. Ананьев

- Добрый вечер, дорогие друзья. За семейным столом светлого радио вас приветствует ведущая Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

- Ведущий Александр Ананьев.

А. Ананьев

- И к нам на чашку чая мы пригласили и очень рады, что на наше приглашение отзывчиво согласился прийти духовник женского Алексеевского монастыря в Москве, поэт, писатель, мудрый пастырь протоиерей Артемий Владимиров. Добрый вечер, отец Артемий…

о. Артемий

- Приветствую вас, для меня всякий раз большая радость остановиться здесь, близ вашего радио-камелька́.

А. Митрофанова

- Взаимно, отец Артемий.

А. Ананьев

- Сразу неожиданный вопрос к вам, вопрос, который нас недавно озадачил: жена сказала, что очень надеется, даже уверена, что по ту сторону земной жизни мы тоже будем вместе. Конечно же, я тоже на это надеюсь. И мы не могли вас не спросить: а мы будем вместе по ту сторону?

о. Артемий

- Думаю, что передачи, которые вы лепите, как термиты домик, мало-помалу от земли до неба взойдут и несомненно, что люди единомысленные, живущие душа в душу, спаянные единой верой и любовью, конечно же, окажутся неразлучными и там. Механически это не происходит и муж, и жена, если смотрят в разном направлении, если их ничего не связывает, кроме внешних формальных скреп, если они не любят находиться близ друг друга, конечно же, этим самым уже о чем-то свидетельствуют. Но когда милостью Божией рука об руку мы идем тропой бескорыстной любви, а уж если еще и связаны неким богоугодным, что не вызывает у нас с вами сомнения, делом, относящимся к просвещению душ, умягчению сердец, это говорит очень о многом, поэтому я, не будучи прозорливцем и не наделенным дальнозоркостью духовной, выражаю твердую убежденность, что, не допустив здесь ни одной черной кошке пробежать между вами, вы и там будете приставлены к некоей небесной радиостанции и боюсь, что вашими позывными, а может быть, и содержанием передач будет только «Слава Тебе, Боже, Слава Тебе, Боже, Слава Тебе, Боже».

А. Ананьев

- То есть вы все-таки на это надеетесь или вы в этом убеждены? Просто мы пытались найти ответы на этот вопрос в Священном Писании, в словах святых и мы просто лишний раз убеждались в том, что наши родственные связи здесь не имеют значения там и мы все братья, мы все – тело единой Церкви.

о. Артемий

- Но есть еще область духа, есть еще соприкосновение мысли, есть еще духовная связка единства и поэтому можете не бояться, что вы потеряетесь в толпе спасенных праведников…

о. Артемий

- Если мы там окажемся при условии, такой очень важный момент.

о. Артемий

- Об этом молятся многочисленные радиослушатели светлого радио.

А. Митрофанова

- Отец Артемий, Саша вышел сейчас на эту тему, потому что сегодня же Родительская суббота, на 22-е февраля, так получилось в этом году, выпал этот день. Родительская суббота, в общем-то, день особенный, день такого усиленного поминания и молитвы о наших уже ушедших близких, о тех, кто не в нашем измерении, в каком-то другом, которое, так сказать, нашему рацио неподвластно, и мы ничего не можем знать, как они там, можем догадываться, можем надеяться, молиться об этом, но мы не знаем, как оно там. И вместе с тем в Церкви есть несколько очень важных таких, я даже не хочу сказать – ритуалов, но и не таинств тоже, а как это правильно назвать?

о. Артемий

- Святых обычаев.

А. Митрофанова

- Обычаев, да, связанных с поминовением ушедших близких и особенно ярко они проявляются как раз в Родительские субботы, которых в году несколько, вот одна была сегодня, еще три будет Великим постом, а Великий пост не за горами, и мы решили сегодня об этом поговорить: смысл Родительских суббот? Наша связь с нашими ушедшими близкими.

А. Ананьев

- И кому это больше нужно: нам или им?

А. Митрофанова

- Вот да, тоже очень важный момент. И вы знаете, поскольку сегодняшняя Родительская суббота называлась Вселенской, вот хочется сразу о понятиях проговориться, что такое Родительская суббота, что такое Вселенская Родительская суббота? Могли бы вы объяснить так, чтобы доступно и понятно было.

о. Артемий

- Церковь, Мать-Церковь, которая, как вы знаете, состоит из нераздельных колен земного и небесного, то есть находящегося за гранью видимого жизнью, представляет собою живой организм и, как клеточки одного тела, все мы составляем вместе Тело Христово и находимся вместе с усопшими сродниками и поколениями православных христиан, завершившими свой земной подвиг, в удивительном мистическом, то есть нераздельном единстве. Мы соединены не просто памятью благодавности нашими бабушками, прабабушками или героями Отечества, памятью о их подвиге вечно будет жить в наших сердцах, не просто иносказание здесь присутствует, но во Христе воскресшем все живы, у Бога все живы, Бог – не Бог мертвых, а Бог живых и даже если тела наших усопших сейчас в недрах земных, распались на первые элементы, их, эти тела, ожидает еще тайна собирания и воскрешения силой Божией, воссоединения с душами, которые, как огоньки, как светлячки, как лампады возжженные предстоят там Создателю в духовном мире. Сердце сердцу весть подает, Вселенская Родительская суббота – день, когда Мать-Церковь заботливо свершает молитвенное поминовение всех потомков Адама до нынешних новопреставленных православных христиан, вознося их имена и по отдельности и общим порядком к Божьему Престолу. Кому это доставляет пользу и отраду? И им, и нам. Церковь свидетельствует, что усопшие небезучастны к нашему молитвенному подвигу и труду любви и внемлют нашим поминовениям, нашим записочкам и во Христе воскресшем принимают энергию Святого Духа. Бог пользуется нашим усердием для того, чтобы обильные дары излить на души, уже совершившие свой земной подвиг, некоторые из этих душ достигли нравственного совершенства уже здесь, на земле, как новые мученики Церкви Русской, просияли дарами смирения, кротости, любви, но сколько душ отошли в покаянии, однако еще пребыли в борьбе, может быть, не вполне были очищены от страстей, присущих всем нам. И вот земная Церковь усердно, из поста в пост, от Родительской субботы к другой Субботе призывает нас воспоминать наших родственников, наших родителей, благодетелей, наших пращуров с тем, чтобы Господь Бог, воспользовавшись нашим прошением, очистил сердца еще нуждающиеся в очищении, водворил их там, где нет ни болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но мы, мы, творя годичную память усопших, не остаемся без нравственного прибытка, не только в таком моральном плане, помните, Александр Сергеевич Пушкин говорит о том, что нравственность народа поверяется мерою и усердием почитания усопших, варварство народа проявляется в забвении памяти предков. Так вот, не только в моральном смысле мы становимся богаче, мы чувствуем тыл за своей спиной, в нас возрождается желание подражать лучшим качествам наших близких, мы согреваемся любовной памятью о них, но они реально молятся за нас, незримо участвуют в наших судьбах, не говорю о том, что очень много свидетельств: при кончине христианин пользуется реальной помощью тех усопших, которые имеют дерзновение пред Божьим престолом. И вот к вопросу о любящих муже и жене, например, это единая плоть, единое существо, если у супругов, на них сбываются слова: они жили долго и счастливо, ну как вы, до 114 лет и умерли в один день прямо на радиостанции «Вера…»

А. Митрофанова

- Прекрасный план (смеется)

о. Артемий

- …устав от «Светлых вечеров» и восхотевших, чтобы в вашей жизни было только светлое утро в вечности, но если муж или жена предваряет свою половинку, то весьма часто бывает по жизни, вот как у старосветских помещиков, ненадолго один опережает другого, ибо их единство настолько полное, что часто Господь призывает оставшуюся осиротевшую половинку для вечной радости на небесах и таким образом вот эта сокровенная связь между веком нынешним и веком грядущим, между живыми и усопшими - это реальность, которую дано переживать православным христианам в меру ощущения чуткости их сердец.

А. Ананьев

- Вы слушаете «Семейный час» на светлом радио. Каждую субботу Алла Митрофанова и Александр Ананьев задают вопросы о семье, о любви, об отношениях, в том числе, об отношениях с нашими родственниками, которые уже закончили свой земной путь. Сегодня об этом в Родительскую субботу, во Вселенскую Родительскую субботу, мы беседуем с протоиереем Артемием Владимировым.

А. Митрофанова

- Отец Артемий, вы сейчас так много важнейших вещей проговорили, если позволите, все-таки очень хочется на разных этих аспектах подробнее остановиться. Вот понятно, что за наших ушедших близких очень важно молиться, но мы при этом знаем, что в Священном Писании сказано или Церковь учит: пока мы здесь и живы, мы что-то можем изменить для себя в вечности и повлиять на свою участь там, как только нас Господь призывает – в чем застану, в том и буду судить. И вот тут, наверное, нет противоречия между тем, что в каком виде нас Господь призывает, в таком мы и оказываемся в вечности, с тем, что молитва близких людей за своих ушедших родственников может каким-то образом на них повлиять, ну мне бы хотелось, чтобы вы объяснили, как работает этот, с позволения сказать, духовный механизм и почему между этими двумя вещами нет противоречия?

о. Артемий

- Да, о кончине нам уже не дано каяться, как мы каемся, живя в теле, мы по кончине ходим с тем нравственным потенциалом, с тем сокровищем, которые накопили: в чем застану, в том и сужу. Если твоя душа разгорелась, как лампадка, если для нее молитва стала внутренней потребностью, дыханием сердца, если для тебя молитва из труда превратилась одновременно и в отдых и радость бытия, то, очевидно, там за гробом это найдет дальнейшее развитие, ты будешь возрастать в богопознании и богообщении, благодаря вот этому духовному вектору, который задал здесь себе с Божьей помощью. Но не всякий человек, как мы говорим, здесь, на земле превращается в такого светлячка и солнышко, крепки узы плоти, путы земных сует и не все страсти изжиты бывают усопшим, кто-то склонен к раздражительности, кто-то к унынию, кто-то был скуповат, хотя и каялся в своих грехах и тут вступает в действие закон любви: если я люблю человека, я помню о нем, если я люблю его, я молюсь о нем, меня заботит его участь, мне хочется ему помочь. Кстати, как часто к священнику сегодня приходят, в общем-то, далекие от храма и благочестия люди и задают вопрос: чем я могу помочь внезапно ушедшему в мир иной сроднику, сыну, матери, брату? Человек как будто просыпается к участливости, к братской любви и хорошо, если священник, воспользовавшись такой открытостью души, призовет ее самою покаяться, причаститься Святых Таин Христовых с тем, чтобы уже от избытка сердца помолиться, вверить бесконечной милости Божией своего сродника. Мы говорим с вами о том, что Церковь есть Тело Христово и мы все члены и части этого тела, если болит – апостол Павел свидетельствует – один член, страждут и все прочие, вот почему мы побуждаемся к молитвенному поминовению наших близких и Господь как бы ждет от нас этих проявлений любви с тем, чтобы ущедрить душу, нуждающуюся в его благодати, восполнить недостающее, это совершается преимущественно на Божественной литургии, где мы, священники в алтаре, народ в самом храме, молимся на заздравных, заупокойных ектеньях друг за друга, здравствующих, за усопших, но Родительская суббота предполагает еще и активное доброделание, как, знаете, было в старину…

А. Митрофанова

- Когда милостыню подавали за ушедших?

о. Артемий

- В домах пекли калачи, какие-то бублики и вот после службы родители вместе с малыми детьми посещали остроги или, обходя ряды нищих, побуждали детей своими чистыми сердцами и руками участвовать в этом доброделании и раздавали хлеб насущный: «Помяните нашу бабушку Параскеву, помяните усопшего прадедушку Иллариона, героя войны 1812 года - Да помянет Господь, спаси вас, Господи, родимые, Царства Небесного всем вашим сродникам», нищенка от руки Иван Иваныча из повести о том, как поссорился он с Иваном Никифоровичем принимала какую-то лепту. И вот это трогательное умножение на земле де́ла любви и милосердия пронизано светом вечности, когда мы с мыслью об усопших даже не всегда высказывая ее вслух, подаем гривенник какой-то бабушке в переходе метро.

А. Митрофанова

- Если я правильно понимаю, единственное получается, что мы действительно можем взять с собой туда, ну, понятно, откуда нет возврата - это любовь, то, что я называю состояние сердечной мышцы…

А. Владимиров (поет)

- Доро́ги без конца, доро́ги без конца, и затем припев: только любовь.

А. Митрофанова

- Да, замечательная песня, которая, по-моему, звучала в фильме, посвященному Николо Паганини и как раз там уже шли, смутно помню из детства - титры, где везут его, готового к погребению и его нигде не принимают, и вот эта дорога без начала и конца, такой осиротевший человек - как персонаж этого фильма, а не как в жизни на самом деле было, там все-таки несколько иначе. Я что хочу сказать: мы как будто бы состоянием своего сердца, живя здесь, свидетельствуем о том, как тот человек, который уже с Богом, повлиял на нас, и мы Богу как бы таким образом говорим: «Посмотри, мне этот человек дорог, вот те добрые дела, которые я сейчас делаю – я делаю потому, что его люблю, зачти ему это», получается, вот так это работает? Простите за механистичные обороты…

о. Артемий

- Безусловно, для православного христианина нет умерших, но есть скончавшиеся, то есть свершившие свой земной подвиг, однако мы чувствуем их присутствие в нашей жизни, мы шестым чувством реально ощущаем, неосязаемо внешними чувствами, но внутренне удостоверяемся в том, что усопшие отзываются на наши молитвы, они видят и слышат нас в Боге, если имеют в Нем жизнь и дерзновение, вот почему я очень люблю Родительские субботы. Войдите в храм в этот день: как будто полог вечности раскрыт, служба течет мерно, тихо, какая-то особенная теплота в пространстве, на сердце покой, каждое слово священника или дьякона, помахивающего кадилом: Упокой, Господи, души усопших рабов твоих, панихиды в Родительскую субботу, крестятся люди, кто-то по обычаю на канун - столик небольшой перед Распятием, где горят свечи свои приношения с детской наивностью приносит.

А. Митрофанова

- А вот, кстати, откуда эта традиция взялась? Тоже, я думаю, все обращали внимание: в храм заходишь, и подсвечник специальный, куда ставят свечи именно о упокоении молясь, он, как правило, такой прямоугольной формы, выделяется среди остальных и рядом с ним корзины стоя́т, коробки стоя́т, наполненные едой – это что?

о. Артемий

- В древней Церкви народ приносил муку, виноградные плоды и воск для поминовения усопших, сейчас кто, что хочет и может, то, что идет на общецерковную трапезу, на поминовение усопших и самая трапеза рассчитана, когда вы принесли, скажем, буханочку хлебушка, кто-то, может свечу в эту буханочку воткнуть, кто-то и записочку там оставить, но записочка, как правило, передается священникам для поминовения – это вот как раз образ вещественной милости, мы как раз, питая священно и церковнослужителей и тех, кто кормится при храме, рассчитываем на то, что Господь Бог нашу лепту вменит усопшим, они нашими руками здесь, на земле, продолжают совершать добрые дела во исполнение заповеди: голоден был и накормили Меня, жаждал и напоили Меня, с мыслью об усопших мы приносим это поминовение, веруя, что Господь энергию Святого Духа изольет в их сердца.

А. Ананьев

- Но ведь здесь важно еще разделять святые традиции и, так называемое, народное православие, когда люди приходят в Родительскую субботу на кладбище, где покоятся их родственники и оставляют там, на могилах, еду какую-то, стаканы, простите меня.

о. Артемий

- Да, это уже такие наивные народные проявления, о чем они только говорят: о том, что пришедшие помянуть усопших почитают их присутствующими в своей жизни, для нас это все живо – вот эта ткань жизни: я ставлю здесь пасхальное яичко или кусочек кулича, пусть усопший разговеется, но для профессора электродинамики некрещеного, трудно это понять, а для того, кто читал Киево-Печерский патерик, как святой Марк, готовивший могилы для новопреставленной братии, ночью на Пасху зашел в дальние пещеры и обратился с верою к отцам, святым, тела которых здесь почивают: «Илья Муромец, преподобный Агапит, Христос Воскресе!» И вдруг ему громогласное: «Воистину Воскресе!» донеслось из вечности, вот есть этот живой союз…

А. Митрофанова

- Портал какой-то есть, судя по всему, портал любви.

о. Артемий

- …учеников Христовых, завершивших земной путь и продолжающих – вот рудименты или остатки этой святой веры проявляются иногда таким причудливым образом. Иногда и пришедшие сами не очень-то хорошо осмысляют, почему именно они так делают.

А. Митрофанова

- Ну потому что положено, говорят, традиция такая.

А. Ананьев

- Об этой и других традициях, а также о том, откуда в традициях подавать записки и какова их роль, которые мы подаем за умерших близких, вообще, как эта работает молитва за близких и как бы заглянуть за полог, который разделяет нашу земную жизнь от нашей небесной жизни, о многом другом мы поговорим, продолжим разговор с протоиереем Артемием Владимировым ровно через минуту, не отходите далеко.

А. Ананьев

- Вечер Вселенской Родительской субботы за семейным столом радио «Вера» продолжается. В студии Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

- Александр Ананьев.

А. Ананьев

- И протоиерей Артемий Владимиров, духовник женского Алексеевского монастыря в Москве и удивительного места, где сегодня тоже большой праздник и много-много людей приходят. Как, кстати, проходит в Алексеевском монастыре, в этом удивительном месте, Родительская суббота?

о. Артемий

- Я как раз уже сказал о своем восприятии этих дней, когда такой глубокий покой осеняет сердце, что хочется подольше побыть в храме, потому что ты знаешь: чуть вынырнешь – суета, искушения, а тут у нас, близ «Ашана», идет поток потребителей в этот универмаг, они и не знают, что существует Родительская суббота, а здесь как будто иное царство, так помолишься за всех и за вся.

А. Ананьев

- Записки пишут…

о. Артемий

- Безусловно, ведь некоторые из них нет-нет, а из этого потока, вечно спешащего куда-то, выныривают к нам в тихую обитель, тем паче, что у нас тут и монастырская трапеза, можно даже заказать устрицу с белым вином.

А. Митрофанова

- Ого! А мы и не знали, только плюшки ваши пробовали, они прекрасны.

А. Ананьев

- Отец Артемий, вот мне, как неофиту, будет простительно, Алла Сергеевна, наверное, сформулировала бы этот вопрос более мудро, тонко и опытно, а я позволю себе сформулировать его просто: мы пишем записки за ныне живущих и за умерших: во-первых, что технически происходит с этими записками после того, как я отдаю их милой женщине за свечным ящиком, куда они направляются, где и кто их читает? А во-вторых, в духовном смысле что происходит? Вот давайте возьмем двух людей, почивших уже - за одного записки подали, а за другого нет, вот их судьба насколько отличается там?

о. Артемий

- Все записочки приходят во святая святых – в алтарь, где учиненная братия, алтарники извлекают их, батюшка стоит у жертвенника в начальной части Божественной литургии и вынимает частички святой просфоры, одну, вторую, третью, сам ли читает записочки или вслух три-четыре мальчика из воскресной или церковно-приходской школы читают: «Помяни, Господи, рабов твоих, приснопоминаемого Святейшего Патриарха Алексия, Варвару, Иоанна, воина Владимира, младенца Матфея», батюшка вместе с присутствующими в алтаре, слышит, молится, вынимает частички. Стои́т ли народ в это время там, за алтарной преградой и с любовью, тоже, как бусинки четок, нанизывает на сердечную ниточку имена своих усопших: «Помяни, Господи, мою бабушку, помяни, Господи, прабабушку, помяни, Господи, благодетелей почивших, воинов благочестивых царей и цариц, князей и княгинь, воинов, на поле брани живот свой положивших за веру, царя и Отечество». Кстати, поминовение помазанников Божиих, если это не Америка, страна, насчитывающая всего лишь 250-300 лет от рода, а Россия с ее тысячелетним бытием, поминовение усопших государей является тоже нравственным долгом христианина. И вот едиными устами, единым сердцем все земное колено Церкви, с любовью воспоминая подвиги и труды почивших, возносит их имена к Божьему престолу, в завершение Божественной литургии, после святого причащения, когда чаша заносится вновь в алтарь, священник золотое блюдечко – ди́скос с этими частицами будет благоговейно ссыпать в святую чашу со словами: «Омый, Господи, грехи всех поминавшихся здесь молитвами Богородицы и всех Твоих святых, аминь». Такие частички как бы знаменуют собой души, и вот эти частички погружаются в Кровь Господню, имеющую образ вина освященного и, если мы обратимся к преданию Церкви и свидетельствам святоотеческим есть даже целые большие книги, еще до революции написанные, о судьбе души после кончины. По преданию Православной Церкви Кровь Христова, вбирая все эти частички погруженные, отзывается благодатью Святого Духа там, за гранью земной жизни, души просветляются, очищаются, они принимают импульс Божественной благодати, и это церковное поминовение имеет огромную значимость и силу за христиан почивших, в мир иной отошедших. Чем отличается судьба помянутого от непомянутого: слава Тебе, Господи, милость безбрежна нашего Создателя, на самом деле, одной частички, изъятой за весь род христианский достаточно, чтобы были помянуты, то есть восприняли Божественную благодать все, готовые ее воспринять. Единственное, что нужно воспринять – Бог не нарушает свободы человеческого произволения, вот почему нет традиции поминать людей, которые активно этого не желали, были крещены, может быть, но настолько, увы, озлоблены на жизнь, отрицая само бытие Божие, завещевали себя ни в коем случае не хоронить по-православному. Нужно понимать, что здесь нет механизма, нет такой какой-то магической связи между действиями поминовения и способностью души воспринимать благодать, все это зиждется на единомыслии, на общей вере, на общей любви ко Христу.

А. Ананьев

- Алла Сергеевна Митрофанова настолько бережно относится к каждому, кто дорог ее сердцу, что она выписывает их имена подолгу-подолгу, это очень-очень много записок, а получается, что это зря? Она вот много записок подает в храме.

о. Артемий

- Почему зря?

А. Ананьев

- А потому что достаточно, как я понял вас, написать: «Помяни, Господи, каждого, кого я люблю».

о. Артемий

- Я только хотел сказать, что у Бога милости много, никто не забыт и ничто не забыто и не может быть такого, что душа, как свеча горевшая любовью ко Христу или покаявшаяся искренно со слезами пред Богом в последние годы, месяцы, дни жизни, но одинокая душа, чтобы она осталась непомянутой, была обделена, у Господа всего много и поэтому вот это поминовение церковное охватывает всех, кто чает от Господа помощи и милости. Другое дело, что Господь соизмеряется с подвигом нашей любви и усердия и когда люди старательно эти записочки пишут, а главное, еще и в сердце носят имена и на службе находясь, еще раз и много-много раз вознесут эти имена пред престолом Божиим, пред Господом ни один вздох, ни один импульс, ни одна мысль, с любовью упокоевающаяся на усопших, втуне не пропадут, Боженька все видит, все слышит и поэтому наши сердца столь умиротворенными и радостными уходят с Родительской субботы, мы чувствуем, что выполнили что-то очень важное, что-то очень значительное, очень нужное и спасительное для нас.

А. Митрофанова

- Отец Артемий, вы знаете, а вот я сейчас слушаю вас и думаю: да, можно, конечно, за каждой литургией подавать имена своих близких и прочее, но вот смотрите, как часто сегодня складывается такая ситуация, что дети уезжают из родных гнезд, у нас же центростремительное ускорение в стране, в большие города уезжают из малых городов, близкие остаются лежать в той земле, где их похоронили и очень часто…

о. Артемий

- На погостах каких-то в Тверской губернии…

А. Митрофанова

- Да, в Тульской губернии, как, например, в нашем случае, у нас так получилось, что Саша родом из Нижнего Новгорода, я из Тульской, из Калужской областей…

А. Ананьева

- Половина родственников под Томском.

А. Митрофанова

- Да, половина там, половина там, часть здесь, часть здесь, мы физически, еще к тому же, я, конечно, понимаю, что это малодушие, но с нашим ритмом жизни навещать вот эти родные могилы, с этой задачей мы не справляемся.

о. Артемий

- Не получается так, как бы хотелось.

А. Митрофанова

- Они ветшают там, а это же целую экспедицию надо организовывать, это туда хотя бы на два дня хотя бы с одной ночевкой надо, значит, ехать. А это как? Это, наверное, можно при большом желании, я просто все время себя ловлю на этой мысли: наверное, это какое-то мое малодушие, раз я не могу это время так правильно организовать, чтобы съездить.

о. Артемий

- Ну что говорить, вот у меня и моей супруги родственники погребены: моя бабушка на Ваганьковском кладбище, дедушка на немецком кладбище, у матушки на Калитниковском кладбище, я священник, благо то, что предстою Божьему престолу и всегда поминаю в розницу и оптом, простите, своих усопших, но как редко мне удается посещать эти родные сердцу могилы, благо прихожане помогают и как-то организовывают эти заезды. Слава Богу, матушка, сейчас освободившаяся от бремени земных попечений, ежедневных трудов, это очень любит, очень любит оказывать внимание этим могилкам и меня утешает ее усердие. Но у вас особая история, ведь и ритм жизни, и труды великие…

А. Митрофанова

- Может, это отговорки только, понимаете, я все время…

о. Артемий

- Кладбища достаточно далеки, ведь в иных губерниях находятся, но я думаю, что, может быть, не каждый год, но уж разочек собраться там, по весне, это будет очень утешительно, пусть у вас недостанет времени и сил там все это привести в полный порядок, но я вспоминаю, как три года тому назад посетил Тверскую губернию и нашел кладбище своих далеких пращуров, у меня была бабушка, урожденная Безобразова и куда-то там еще уходила вглубь веков ее династия и посетил разрушенный барский дом, посетил кладбище, где еще во времена, наверное, красного террора были выкорчеваны эти памятники, нашел остатки этих барельефов…

А. Митрофанова

- Потрясающе.

о. Артемий

- И вы знаете, настолько это было значимо - просто посидеть среди могильных камней, мыслью обратиться в прошлое, даже родилось у меня некоторое стихотворение. Это нам нужно, наверное, больше, чем им, память об ушедших поколениях, и какое-то чувство сцепления, соединения с ними, даже такое моментальное, единоразовое посещение оказало глубокий след оставило в моей душе.

А. Ананьев

- Я вот сейчас слушаю вас и думаю о том, что я, конечно, не знаю, я просто надеюсь, я почти уверен даже, моя надежда так сильна, что практически уверенность, что, когда заканчивается земной путь человека, он возносится ко Господу, то он так близко к Богу, как мы на земле и представить себе не можем, мне представляется, что почивший здесь человек, пройдя земной путь, буквально сидит с Господом за одним столом и может задать ему все те вопросы, которые здесь не находят ответа, а там сразу прямо так близко.

о. Артемий

- Если его мысль на земле, такого маленького человечка, была устремлена ко Христу, если он дышал молитвой, если он в свете заповедей Божьих всю свою жизнь осмыслял и «Да святится Имя Твое» было написано на его челе - несомненно, блажен, кто верует, тепло ему на свете, надежда юношей питает, но ваши слова совершенно соответствуют все утешительным обетованием Христа, который говорит, что в Царстве Небесном Он будет вечерять со своими друзьями по духу, другое дело, что здесь, на земле нужно много-много потрудиться, попотеть и, даст Бог, поплакать, выплакать скверну душевную и телесную, чтобы действительно, войдя в нетленный, невидимый союз со Христом, мы уже там, отрешившись от уз земного бытия предстояли нашему Создателю непорочными по духу, душе и теле, как говорит апостол, уже разумея всеобщее воскрешение мертвых.

А. Ананьев

- Вот я прекрасно понимаю то, о чем вы говорите, но не до конца понимаю вот что: коль уж человек, закончивший земной путь, вот так близко к Господу – мы-то зачем обращаемся к Господу с просьбой помянуть его усопшего, который сидит рядом с Господом сам? И вот с этим помехами, с этой неуверенной связью, с нашими слабыми голосами, с нашим несовершенным языком мы как-то учимся говорить на том языке, на котором чтобы нас услышали, понятно, что не в филологическом смысле я сейчас говорю, но наш голос слаб и помех много, и мы сами несовершенны, а ему-то там проще, он там же, руку протяни, скажи: Господи, помоги мне.

о. Артемий

- Трапезуют со Христом Его святые, святой Николай Чудотворец, Преподобный Сергий Радонежский, земная жизнь нам доказывает, что мы не столько о них заботимся, сколько о себе, когда просим их помощи, участия: ставим свечку преподобному Сергию перед экзаменом ЕГЭ, дочка сдает или поступает в институт, но когда речь идет о праведниках, пусть не прославленных на земле, скажем, я вспоминаю свою прабабушку, Александру Михайловну Глебову, которая, как свеча, всю жизнь светила своим близким и мужа, потерявшегося после революции, найдя в совершенно падшем состоянии, как христианская супруга, она его подобрала и своими руками его в Царство Небесное принесла, отучив от пьянства, перевела его на крепкий чаек, я вот сейчас в память прадедушки попиваю этот иван-чай…

А. Митрофанова

- Ах вот в чем дело.

о. Артемий

- …стояла над ним на фотографии, как Ангел над таким смиренным бобренком, своим супругом. Я знаю, что она была свечой любви, Александра Михайловна и я больше нуждаюсь в ее помощи, чем она в моей, но мне доставляет огромное утешение, я знаю ее только по фотографиям поминать ее, вспоминать ее святое имя, потому что сердце подсказывает, что не без ее участия, не без ее заботливого материнского взора кривая моей судьбы мало-помалу выпрямляется, это трудно рационально объяснить, вот эта живая связь любви правнука и прабабушки, но мне сердце ясно говорит, как вот оно вам говорит, что вы с Аллой Митрофановой будете заниматься любимым делом ангельского вещания уже там, за гробом, так вот и мне сердце говорит: есть, есть эта неразрывная связь любви и поэтому я ее поминаю именно по внутреннему стремлению приблизиться к ней и обрести от того радость.

А. Ананьев

- «Семейный час» на радио «Вера» продолжается, в студии Алла Митрофанова, Александр Ананьев и протоиерей Артемий Владимиров, духовник московского женского Алексеевского монастыря. Отец Артемий, поскольку сегодня, 22-го февраля, Вселенская Родительская суббота, мы с Аллой очень хотим спросить вас: так что обязательно нам нужно сделать в следующую Родительскую субботу, как обязательно нужно спланировать свой день, чтобы ничего не упустить? Вот какие-то вещи мы уже сейчас проговорили, может быть, есть что-то, что ускользнуло от нашего внимания.

А. Митрофанова

- Великим постом три Родительских субботы еще будет, а пост вот уже совсем скоро и это важно, наверное, иметь ввиду просто, чтобы не пропустить в следующий раз, может, кто-то сегодня не знал, не успел, не дошел, заботы и прочее, но вот ближайшее время…

о. Артемий

- Помимо этих записочек, которые суть овеществленная любовь, главное все-таки соединиться с тем Победителем смерти – Господом Иисусом Христом, в руках которого и жизнь, и смерть, и воскресение каждого из нас, особенно утешительна, глубока и свята Родительская суббота для тех, кто становится в этот день причастником Святых Христовых Таин и думается, что самый глубокий образ поминовения свершается тогда, когда мы, приступая к Святой Чаше, если пожелаем подготовиться, Великий пост нам и дан для этого, вкусив Животворящей Святыни, восприняв Христа, углубившись духом в сердце, мы вот тогда-то и помолимся о даровании милости, прощения и спасения нашим усопшим и о даровании живой связи и союзе с ними. Я бы думал об этом в первую очередь, чтобы в Родительские субботы участвовать в Святой Евхаристии и литургии, приобщаться Святых Таин и уходить из храма с теплой, растепленной душой, чувствуя незримую близость во Христе своих почивших сродников.

А. Митрофанова

- Итак, самое главное в Родительскую субботу – это попытаться прийти на литургию, желательно прийти, принять участие…

о. Артемий

- По телевизору посмотреть тоже неплохо, но, конечно, живая жизнь всегда глубже и интереснее.

А. Митрофанова

- Вы знаете, отец Артемий, я хочу сейчас задать вам вопрос несколько из другого измерения, из другой плоскости, но один из часто задаваемых: а когда мертвые снятся? Вы меня, конечно, простите, я понимаю, как к снам призывают относиться в Церкви – гнать их из головы поганой метлой и прочее, но бывают такое, бывают сны разные, бывают даже такие, как их принято называть: тонкие сны, я, конечно, не претендую на то, чтобы…

о. Артемий

- Ну, вы сама достаточно худенькая…

А. Митрофанова

- Спасибо. Говорят, что вот в тонком сне человек увидел…я не очень понимаю, где проходит граница между тонким сном и не тонким сном, но тем не менее, когда к нам приходят наши почившие близкие, люди, которые уже не здесь, не в этом мире и становится внутри очень тревожно, я понимаю, что из головы это все желательно выкидывать, но ты из сердца, вот как заноза появляется какая-то и ты ее выкинуть не можешь, и ты начинаешь переживать, причем это вот зачастую не какой-то детский, мистический страх из ужастиков, ужастиков насмотреться на ночь, нет, а именно, что, может быть, там с ним что-то не так. Как, что можно в этом случае сделать и почему такое с нами происходит – это игры разума, игры каких-то сил с нами или есть…

А. Ананьев

- Или, может, действительно, они пытаются докричаться?

А. Митрофанова

- Да, да, вот какая-то попытка оттуда?

о. Артемий

- Я не считаю себя сам способным видеть тонкие сны, в этом была бы известная самонадеянность или непростительная для священника наивность, невежество, мы должны все-таки понимать, что есть область искушения и содержание снов, когда нам снятся наши усопшие, говорит лишь о том, что мы их помним и любим, у кого чего болит, тот и сны такие видит и не следует делать, на мой взгляд, прямого вывода, если мы увидели прабабушку, сидящей в какой-то комнате или в исподнем белье, значит или голодная, она говорит: «покорми меня», вот, значит, нужно сейчас написать в семь храмов семь записочек…

А. Митрофанова

- Нет, не нужно?

о. Артемий

- Я отношусь к этому осторожно и несколько отчужденно, но память о наших усопших, она выражается, естественно, и таким парадоксальным образом, скажем, у меня есть брат-близнец, в 30 лет он, известный пианист, лауреат конкурса Чайковского, внезапно заболев, отошел в мир иной, я, как священник его исповедовал, приобщал, он воссоединился с Церковью, это было первое отпевание в храме Всех Святых, где я был настоятелем. Говорят, что между близнецами достаточно тонкая и вместе с тем глубокая связь, до юношеского возраста мы были неразлучны, естественно, что время от времени ко мне возвращается память о брате, очень живая, образная, примечательно, что, когда вам приснится родной человек, вы просыпаетесь с каким-то согретым сердцем, он становится вам еще ближе, настолько вас впечатляет сюжет этого сна, но для меня это просто позыв молитвенно поминать его, я не дерзаю думать, что он обратился вот сейчас ко мне, что я получил сигнал, телефонограмму из вечности, хотя, как священник, я знаю, что многим простым людям, совершенно чуждым свойственной мне самонадеянности, гордости, тщеславия, людям, соединяющим себя и простотой и незлобием в течение сорока дней по кончине, действительно, бывают какие-то сны об их родственниках, за которых они усердно молятся. Я не исключаю, история Церкви свидетельствует, что в особых случаях Господь дает извещение о судьбе усопших, но не всем подряд, не механически, потому что этого нужно знать, а как милость тем, кто достоин и поэтому хотел предупредить наших радиослушателей против такого недоразумения: «Ой, за 40 дней поминовения своей тетушки, преставившейся ко Господу, я ее ни разу не увидела во сне, батюшка, это очень плохо?» Это очень хорошо, не нужно ждать снов и ожидать получить через них откровение, но в случае, если и привиделось что-то, русский народ говорит: «Проснись, попей святой водицы и отдай свои сны Иосифу Прекрасному», ветхозаветному святому, который видел реальные вещие сны. Но независимо от того, есть они или нет, будемте, дорогие друзья, готовиться к Родительской субботе и выполнять наш долг любви с глубокой верой, что почившие отзовутся на наши маленькие усилия, помолятся за нас и мы будем хранимы и они, и мы Божественной благодатью, источником которой является наш Воскресший Всемилостивый Спаситель.

А. Ананьев

- Отец Артемий, у нас осталась ровно минута и я хочу попросить вас практически о невозможном: за минуту попытаться объяснить мне, неучу, так все-таки с чем же связана эта 40-дневная традиция, что это за духовный карантин, в который помещались…

о. Артемий

- Откровения Церкви свидетельствуют, что на 40-й день по кончине душа предстоит Христу и тот выносит праведными своими устами Божественное определение об участи души до всеобщего воскрешения мертвых, а мы с вами, приемля это на веру, будемте молиться сердечно об усопших и скажем сегодня: «Упокой, Господи, души усопших рабов твоих, братьев и сестер наших, во Христе почивших, прости им все согрешения, вольные и невольные, даруй им, Господи, Царство Небесной и их святыми молитвами пусть сегодняшний вечер будет воистину светлым, аминь».

А. Ананьев

- Как мы вам благодарны, отец Артемий, спасибо вам большое. Сегодня этот, получается, особенно светлый и праздничный «Семейный час» на радио «Вера» с вами провела Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

- Александр Ананьев.

А. Ананьев

- И наш дорогой гость, духовник Московского Алексеевского женского монастыря, протоиерей Артемий Владимиров.

о. Артемий

- До встречи в святом храме.

А. Митрофанова

- Спасибо, отец Артемий, до свидания.

А. Ананьев

- Всего доброго.

 

Ведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова

 

Поминовение усопших
Поминовение усопших
декоративная горизонтальная черта