Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

О книге «Священство II»

Протоиерей Артемий Владимиров

Вчера я закончила читать книгу своего духовного отца, протоиерея Артемия Владимирова «Священство. Записки пастыря. Книга вторая». Хочу по свежим следам поделиться впечатлениями. Может быть, мой небольшой отзыв послужит подспорьем для тех читателей, которым ещё только предстоит знакомство с этим автобиографическим произведением. Книгу я читала неспеша, по одной главе в день, с перерывами на те небольшие периоды, когда в жизни наступал цейтнот. Каждая глава книги напоминала мне короткометражный художественный фильм, посмотрев который, хотелось сделать паузу перед чтением следующей главы. Как и другие произведения батюшки, книга написана лёгким, красивым слогом, дарящим сердцу читателя мир и радость. В ней есть несколько эпизодов, которые запомнились мне сильнее других.

В главе «Первое отпевание» автор рассказывает о брате-близнеце Дмитрии, который в восьмидесятых годах ХХ столетия был известным пианистом-исполнителем, щедро наделённым Богом музыкальным талантом. Отец Артемий описывает разные грани незаурядной, творческой личности брата. Рассказ о его кончине в тридцатилетнем возрасте исполнен глубокой любви. «Митя отошёл ко Господу с глубокой верой в милость Божию». Первое отпевание, совершённое отцом Артемием в Красном Селе, было проводами брата-близнеца.

В главе «Теория малых дел», посвящённой малым добрым делам, мне запомнился эпизод о пожилой прихожанке Вере Фёдоровне, которая, осведомившись о том, что́ часами исповедующему батюшке хотелось бы на ужин, и получив шуточный ответ: «Арбуз», через двадцать минут привезла в своей сумке на колёсиках молодому священнику огромный арбуз, самый большой, какой был у торговца, отдавшего бабушке арбуз бесплатно, так как он предназначался для батюшки.

Главы «Богадельня» и «Монахиня Серафима (Розова)» посвящены бабушкам, которые жили в первой столичной богадельне при Храме Всех Святых в Красном Селе. «Искорка каждой жизни – это особая нить. Взятые все вместе, они составляют пёстрое тканое полотно человеческих судеб». Многие «простые русские женщины, пережившие войну, поднявшие и воспитавшие детей», мечтали о том, чтобы «на склоне лет поселиться близ Божьего храма, чтобы наконец-то посвятить уже порядком оскудевшие душевные и телесные силы подготовке к вечности». Прочитав рассказы о монахине Иулианне (Бакулевой), о монахине Веронике (Соловьёвой), о матушке Анании (Рытовой), о монахине Серафиме (Розовой), читатель познакомится с верующими во Христа русскими женщинами, прошедшими непростой жизненный путь, но не утратившими до конца своих дней доброе сердце и благодарность Создателю.

Глава «Всецарица» рассказывает о том, как церковь Всех Святых в Красном Селе «обрела свою значимую святыню, чудотворный образ Божьей матери «Всецарица», перед которым молятся об обретении душевного и телесного здравия. Посредством этой иконы подаётся благодатная помощь страдающим от онкологических заболеваний и недугующим наркоманией». Отец Артемий вспоминает, как несколько вечеров провёл за написанием акафиста ей, «в котором должны были быть запечатлены, с одной стороны, исходящие из глубины страдающей души слёзные прошения, а с другой - в тексте надлежало выразить несумненную веру в милость Господню».

В главе «Влад Листьев и другие» священник вспоминает свой опыт сотрудничества с популярным телеведущим, участие в программах «Час пик» и «Тема». Отец Артемий вспоминает «быстрый, почти искромётный темп вопросов ведущего, удивительную непосредственность Влада в выражении чувств, искренность эмоций». Автор вспоминает о душе ведущего, которая, по его мнению, «не была бескрылой». «Услышав незнакомый ему стиль речи, который соответствовал русскому литературному языку и старомосковскому выговору, он так заметно воодушевился, что очки у него оказались буквально висящими на надбровных дугах». Вспоминая Влада Листьева, «ставшего, очевидно, жертвой «внутренних разборок», причиной которых была коммерция в сфере телерекламы», автор отмечает, что «бережно хранит в своём сердце образ его живой души, умевшей искренно радоваться и сочувствовать, воспламеняться и остывать, что делало Влада любимцем многомиллионной публики».

В главе «Пять лет спустя» меня очень тронул рассказ батюшки о посещении Ново-Дивеевской женской обители в США и о его встрече с мироточивой Гавайской Иверской иконой Божьей Матери. «Икона… была вся покрыта слезами нерукотворного мира… В лучах света, исходившего от паникадила, капельки блестели, как роса на траве в раннее погожее утро. Дивный аромат был настолько явственным, что его благоухание наполняло весь храм… Сердце вдохновляла не столько возможность собственными глазами созерцать явное вышестественное и неоспоримое чудо, сколько внутренняя убеждённость в соприсутствии молящимся Самой Пречистой Девы Марии!»

И, наконец, самую большую тихую радость, сравнимую с ощущением парения в бескрайнем голубом просторе, я испытала при чтении главы «На пути в Америку». Батюшка делится с читателями рассказом о молитве во время полёта на самолёте. Он пишет: «Закрывая глаза и таким образом отсекая присущее душе любопытство – смотреть семо и овамо (церковнослав. туда и сюда), я начинаю неспешно призывать Господа, стараясь каждое слово молитвы произносить внимательно… Сердце, по-детски вверившееся Богу, само просит Отца Небесного о чём-то своими словами. В этом предстоянии Творцу нет ни времени, ни пространства, ни неба, ни земли, но везде и во всём Господь».

На этом мне хотелось бы завершить отзыв о книге, ни в коем случае не претендующий на объективность. Представлю внимательному читателю самому познакомиться с книгой, описывающей многие значимые события из жизни Православной Церкви и из пастырской деятельности священника, иногда сопровождающиеся выразительными фотографиями. А я замолкаю, ещё раз поздравив батюшку с Днём Ангела.

Храни Вас Господи, дорогой отец Артемий!

Книга «Священство», том II
Книга «Священство», том II
декоративная горизонтальная черта