Нашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Святитель Григорий Палама

Протоиерей Артемий Владимиров

Ольга Баталова. Память святителя Григория Паламы празднуется во второе воскресенье Великого поста. Церковь именует этого святого «проповедником благодати», «светильником православия» и даже «непобедимым защитником богословов». За какие труды и подвиги святитель удостоен столь высоких званий? Почему его имя неразрывно связано с таким понятием, как нетварный свет? Сегодня об этом великом святом, который не только ревновал о своем преуспеянии в духовной жизни, но неустанно заботился о спасении других, нам расскажет протоиерей Артемий Владимиров.

Отец Артемий. Это был один из самых любимых греческим народом святителей XI века, отличавшийся отеческой любовью, заботой, вниманием к жителям славного города Салоники, являвшегося родиной двух братьев – Кирилла и Мефодия, первоучителей словенских. Жизнь всемирного светильника православия Григория Фессалоникийского была драматичной, исполненной злоключений. Он терпел изгнания, заключения, многажды был оклеветан лжебратией, но в конце концов личность его просияла в истории Церкви как солнце: ушли наветы, забылась клевета, и каждое второе воскресенье Великого поста прекрасный строгий иконописный лик святителя Григория поставляется во всех православных храмах.

Почему же наша Церковь воздает ему такую необыкновенную честь? Да потому, что на святителе Григории сбылись слова Самого Христа: «Да просветится свет ваш пред людьми, чтобы они, видя прекрасные дела ваши, прославляли Отца вашего Небесного». «Праведники, – сказал Господь, – просияют во Царствии Отца Моего как солнца».

Святитель Григорий по отношению к себе лично воспринял заповедь Господа нашего: «Да будут чресла ваши препоясаны, а светильники горящими». Таким светильником для каждого из нас является благодать Святого Духа, дарованная нам как залог, как искра в таинствах Крещения и Миропомазания. Мы по Божиему избранию и предназначению светоносны, а если говорить уж совсем современным, детским языком, то все мы светлячки, солнечные зайчики, поскольку «знаменася на нас свет лица Твоего, Господи», как предсказал царь Давид, пророчески говоря о том, какую благодать получат люди Нового Завета. Бог есть Свет, и нет в Нем тьмы. Этот Свет есть жизнь человека, и именно ему все мы приобщаемся в таинстве воды и Духа. Главная наша цель и вместе с тем задача – раздуть искру, мерцающую там, где сокрыто внутреннее слово, где наша совесть различает добро и зло, где наша бессмертная душа рвется в Небеса, то есть из искры сделать пламя. Об этом писал в своих творениях Григорий Палама.

Действительно, Божия благодать никогда не стоит на месте. Она нерукотворной лампадой мерцает в глубинах нашей души и тогда горит ярче, когда и сам христианин не стоит на месте, а трудится. Христианство предназначено не для лежебок, не для Емели, лежащего на печи, не для принцессы на горошине, оно существует для тружеников, для тех, кто хочет всегда продвигаться вперед (ведь отсюда и слова «подвиг», «подвижничество»), для тех, кто, «забывая заднее, простирается в переднее», – именно так на церковнославянском языке апостол Павел обозначил цель христианского жительства. Должно быть стремление к нравственному совершенствованию, которое состоит в том, чтобы предоставить Божией благодати свободно действовать в нас, позволить ей освятить ум, чувства, волю, душу и тело. Тогда сбываются слова преподобного Серафима Саровского, который, рассуждая о причастии и предваряющем его покаянии, говорил: «Будем же со знанием своего недостоинства причащаться Святых Христовых Таин и незаметно для себя станем светлеть, светлеть, светлеть, покуда не просветимся как солнце». Преподобный Серафим знал, о чем говорил, потому что однажды на зимней полянке Николай Николаевич Мотовилов узрел своего духовного руководителя, в полноте принявшего дары Святого Духа: батюшка весь был осиян благодатным светом, из глаз исходили лучи, так что на просветившийся его лик было больно смотреть. Это было наподобие того, когда апостолы увидели на горе Фавор преобразившегося Спасителя, чей лик сиял словно солнце, а одежды были белы как снег и сияли настолько ярко, как ни один белильщик на земле не смог бы их выбелить.

Святитель Григорий Палама — проповедник несотворенного Фаворского света, луч которого мы получили в Таинстве Крещения. По свидетельству святого, если нравственная жизнь православного христианина протекает в установленном Церковью порядке, когда человек молится в духе смирения и незлобия, то это обязательно приведет его на гору Фавор, и дотоле незримая Божественная благодать явит себя зримым образом. Это сияние мы наблюдаем на иконах, где каждый святой почтен золотым нимбом. Оно не имеет никакого отношения (здесь я прошу слушать меня внимательно!) к какой-либо земной, сотворенной энергии, космической силе. До сих пор господа экстрасенсы и колдуны всех мастей уверяют своих незадачливых посетителей в том, что они видят ауру: голубую, зеленую, серо-буро-малиновую, в которую облачен пришедший на прием к ним человек. Нет! Благодать Божия не имеет никакого отношения ни к магнетизму, ни к радиации, ни к электричеству, она, по утверждению святителя Григория, исходит из недр Непознаваемого Божества.

Сущности Господа Бога никто не может постичь: ни Ангел, ни человек. Более того, невозможно даже приблизиться к её постижению. Однако несотворенная энергия – благодать Божия – исходит и льётся в этом чувственном земном мире, не сливаясь с ним. Христианин потому и называется светлячком, что лучик этой благодати, полученной им в Таинстве Крещения, сообщается нашей душе и зажигает в ней незримую лампаду. Если мы идем стезёй веры и покаяния, молитвы и деятельной любви, благодать Божия, тайно содействуя нам, всё явственнее и ощутимее принимает участие в нашей внутренней жизни.

В поисках совершенства юноша Григорий, получивший прекрасное образование в лучших школах страны, сохранив девство, не поддавшись соблазнам большого города, уезжает на привлекшую его внимание Святую Гору Афон. Здесь он отдает себя в послушание опытным старцам, которые, завидев в молодом человеке необыкновенное смирение и боголюбие, мало-помалу зарождают в нём желание к уединённой, отшельнической жизни. Вступив на её стезю, будущий епископ города Фессалоники узрел то, чего око на земле не видело, ухо не слышало и на сердце не всходило плотоугоднику. Григорий Палама так же, как и несколько столетий спустя святой Симеон Новый Богослов, окажется способным к восприятию духовным оком своего сердца Божией славы.

Находясь в уединении в отшельнической келье, Григорий Палама, давно вышедший из-под воздействия страстей, похоти, гордости и гнева, научившийся различать помыслы и отсеивать худые из них, сокрушивший диавола непрестанным призыванием имени Господа Иисуса Христа, вдруг узрел преображенными свои душу и тело. Искра, дарованная ему в Таинстве Крещения, превратилась в пламя в точном соответствии со словами из Псалтири царя Давида: «Ты, Господи, твориши слуг Своих пламенем огненным» (Ср.: Пс. 103, 4). Почитайте об этом в аскетических опытах святителя Игнатия Брянчанинова, который стал во многом наследником древних отцов-пустынножителей.

По воле Божией вернувшись на родину, святитель Григорий, рукоположенный во епископа, стал замечательным свидетелем и защитником православия на Константинопольских Соборах. Дело в том, что в это время в спор со святителем вступили некие монахи, которые, учась в Италии, позаимствовали от христиан Запада, потерявшего чистоту веры, недолжное суждение о том, что Фаворский свет, увиденный апостолами во время Преображения, был сотворенным, чувственным. Между тем как святитель Григорий ясно свидетельствовал, что Божия благодать является нетварной и исходит из непостижимых недр Божества.

Какое значение имеют для нас эти «паламитские» споры? Они очень важны, потому что все мы носим в себе искру Духа Святого, которая не от мира сего. Она надмирна и, как мы уже выяснили, не имеет ничего общего с физическими, космическими энергиями, которыми сегодня бредят три четверти земного шара: экстрасенсы всех мастей, восточные мудрецы, оккультисты, лжемистики, вовлекающие в свои душевредные сети полуграмотных людей. Мы с вами никогда не спутаем благодать Святого Духа, незримо действующую в Таинствах Церкви, с теми токами земного происхождения, которые погружают людей, находящихся в сектах и ложных христианских исповеданиях, в состояние самообольщения, по существу беснования, лишая их последнего здоровья, делая их духовными инвалидами, что порой доводит до сумасшествия и даже самоубийства. Не приведи Господь и дай Бог всем сил выпутаться из этих тенет заблуждений, дабы, войдя дверью веры в храм Божий, мы смогли понять и осознать, что в нашем сердце сияет этот Божественный свет. Хотя он не доступен для нашего зрения, потому что облака наших низменных страстей – жадность, мнительность, похотливость, раздражительность, горделивое самоутверждение – скрывают от нас самих это сокровище, дарованное нам Богом.

Однако вспомним слова: «И свет во тьме светит, и тьма не объемлет его», потому что именно отсюда рождается ясное понимание нравственной, духовной задачи христианина – мы должны разогнать эти тучи своим желанием, силой Божией, молением к Иисусу Христу, нашему Избавителю всех униженных и оскорбленных. Под действием Божией благодати мы призваны, по мысли апостола Павла, совлечься ветхого человека, пригвоздить уды, члены свои, находящиеся на земле, усушить их и сделаться нравственно свободными, а главное, смиренными, кроткими, любящими, не почитающими себя достойными каких-либо благ, кроме единого – покаяния и спасения в Боге. Господь же – Свет истинный, любящий нас больше, чем мы сами любим себя, просвещает лицо всякого человека, грядущего в мир. Если мы будем подвизаться законно, если постараемся сохранить себя от некогда соделанных в неведении смертных грехов, если чистосердечной исповедью мы примиримся с Божией правдой, и меч Божественного правосудия, уже занесённый над нами, отойдёт в сторону, а мы обратим свои стопы на стезю веры, надежды, молитвы и любви, то, поверьте, сумерки сразу пройдут, потёмки растворятся словно при наступлении утра, и заря сердечной чистоты ознаменуется пребыванием Божественного света в глиняных сосудах наших душ; того света, у которого нет ни тени перемены, который всегда возрастает по мере нашего приближения к Богу.

Таким образом, учение святителя Григория Паламы, память которого мы празднуем во второе воскресенье Великого поста, гениально просто и понятно даже малолетним детям — запечатлейте у себя в уме и сердце имя Господа Иисуса Христа. Все мы, независимо от возраста, звания и состояния, имеем и долг, и внутреннюю потребность в призывании этого сладчайшего имени нашего Искупителя. Надлежит ли нам что-то сказать, совершить какое-либо действие, вздохнем в душе и скажем: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй, благослови, помоги!». Удалось ли нам выполнить порученное задание, тотчас обратим свой мысленный взор ко Господу и произнесем: «Господи Иисусе Христе, слава Тебе! Благодарю Тебя за то, что Ты вложил в мои уста нужные слова, дал моим рукам возможность прославить Твое имя святое!»

Будем же шествовать этой очень скоротечной и узкой тропой в отпущенное нам время с молитвой к Богу и любовью к людям, а при изнеможении станем подкреплять себя, вкушая Пречистые Тело и Кровь Господню. Будем встречать каждого человека так, как это делает Христос — с распростертыми объятиями, улыбкой, приветливо и доброжелательно, желая не только на словах, но и на деле помочь ему, почитая чужую нужду своею. Верю, что и над нами сбудутся слова Священного Писания: «Праведники просияют в Царствии Отца Моего яко солнца».

Светильник зажженный не ставят под спуд, но на свещнице полагают его, дабы все входящие видели свет. Таким светильником горящим, сияющим, согревающим является великий святой Вселенской Церкви Григорий Палама. Он есть город, стоящий на горе. Вот почему мы сегодня воздаем ему подобающую честь за труды, за его свидетельство истины, за те гонения, страдания и хуления, которые он претерпел. А лучшим подарком святителю Григорию от нас будет глубокая убежденность и вера в то, что и в нашем сердце сияет этот огонек нетварного света, который не дай Бог нам потушить своим пренебрежением, неверием, нечистоплотной жизнью. Дай Бог каждому из нас возрасти так, чтобы и ум, и сердце, и чувства, и воля, и душа, и тело, и мысли, и слова, и дела, и сама наша жизнь были просвещены действием несотворенной Божественной благодати того Фаворского света, носителем, свидетелем и проповедником которого был святитель Григорий Палама, епископ города Фессалоники.

Записала Евгения Осипцова

Святитель Григорий Палама
Святитель Григорий Палама
декоративная горизонтальная черта
00:27:39
Святитель Григорий Палама