Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Таинство Покаяния

Протоиерей Артемий Владимиров

Без преувеличения скажу, что отношение священника к таинству Исповеди – лакмусовая бумажка, по которой можно определить правильность выбранного им высочайшего на земле призвания.

В этом Таинстве Бог являет полноту Своей врачующей силы человечеству, которое лишь в Господе Иисусе Христе обретает небесного всесильного Хирурга, имеющего власть над грехом и смертью. И каждый священник, принимающий исповедь, – тому неложный свидетель! Если батюшка изведал силу Таинства на собственном опыте, то Бог непременно даст ему благодать быть хорошим духовником. А эта сторона иерейского служения ныне особенно востребована. Как жаль тех священников, которые, дожив до седин, тяготятся обязанностями исповедующего священника и формально, холодно исполняют своё дело! Они напоминают собой первоклассников, которые, утомившись изучением алфавита, так и не выучиваются читать и тем самым лишают себя общения с книгой.

В нашем случае речь идёт о раскрытой книге человеческой совести. Спору нет, заглядывать в неё иногда не очень приятно и даже страшно, как и начинающей хирургической сестре присутствовать на операции. Но назвавшись груздём – полезай в кузов! Пастырская любовь постепенно приведёт усердного иерея к чаемой цели. Терпение и великодушие, участливость и тайная молитва за кающуюся душу сделают своё дело. И то, что поначалу было в тягость, станет в радость. Божия благодать, невидимо присущая священнику, по мере его трудов над очищением собственного сердца всё явственнее будет содействовать ему в делах духовного врачевания прихожан.

Каким образом? Пастырь вдруг почувствует, что он перестал утомляться от исповедальной страды. Его сердце начнёт всё больше и больше проникаться состраданием к человеку и его скорбям. Вместе с тем возрастёт тот душевный мир, благодаря которому «спасаются тысячи», по слову преподобного Серафима Саровского. Искорка душевной радости, приветливости и желания поделиться сердечным теплом с каждой душой будет всё явственнее проявляться в пастырском подвиге служения людям. И это не что-то сказочное или мечтательное, представляющееся воображению. Нет. Покаяние – таинство, учреждённое Самим Богом. Сам Христос невидимо стоит, «приемля исповедание ваше...». Именно Его благодать, сила Распятия и Воскресения, Божественная энергия Духа и действует в Таинстве по вере христианина посредством священника! Поверьте, друзья, великое диво – быть свидетелем благодатного изменения человеческой личности, обнажившей своё сердце перед Искупителем. Помогая кающемуся полнее раскрыть совесть своими деликатными, уточняющими вопросами, иерей ощущает, как с каждой секундой жизнь входит в недра разверстой его взору души. Я бы назвал это благодатное искусство духовной нейрохирургией, требующей великой чуткости и устремлённости ума и сердца к Богу, Источнику и Подателю жизни.

Если пастырь почувствует в своей деятельности значимость всего сказанного здесь, он, став на стезю душепопечения, уже никогда с неё не собьётся, но будет уверенно взбираться вверх по склону, а не скользить вниз по наклонной плоскости.

Обратим внимание, что с правильно поставленным делом Исповеди связан и характер взаимоотношений пастыря с паствой. Если церковный народ привыкнет разрешать все свои недоумения в исповеди или, по крайней мере, начинать общение с духовником в таинстве Покаяния, то последствия будут добрыми. Между священником и его «покаяльной семьёй» (как говорили в древности на Руси) соткутся невидимые внешнему глазу духовные нити, соединяющие умы и сердца. Исповедальная атмосфера насытит и обыкновенное человеческое общение благодатью Духа Божия. Пастырь постепенно станет способен к «исповеданию помыслов», то есть врачеванию человеческой души посредством исповедального разговора, вне зависимости от сакраментальной Исповеди.

Тогда можно будет говорить о том, что священнику удалось привить подлинный вкус к духовной жизни своим прихожанам (и он первый вкушает от её плодов).

Батюшка начнёт незаметно для самого себя возрастать в мудрости, преуспевать в деле «пастырского применения» (так мы именуем священнический психологизм, умение быть «всем для всех») и потихоньку вырастать в духовного отца. Это словосочетание ныне употребляют весьма часто, но без особенного толка. Ведь наш век – век подмен и иллюзий, рядящихся в самые благочестивые одежды. Речь идёт о таком роде духовных отношений между пастырем и пасомым, которые проверены самой жизнью. Нет ни одной семьи, которой не приходилось бы проходить через многие бури и испытания. Преодоление их духовно сплачивает тех, кто по естеству связан кровными узами, и даёт домочадцам подлинное познание как взаимной любви, так и действенной помощи Божией.

Нечто подобное имеет место и в христианской общине, объединённой святой Евхаристией и задачей созидания приходской жизни. В центре общины стоит пастырь, духовный отец своих чад во Христе. Что представляет собой настоящая евхаристическая община, читатель может узнать, например, из книг, посвящённых храму святителя Николая на Маросейке, где пастырствовал в начале прошлого века уже упомянутый нами протоиерей Алексий Мечёв, причисленный к лику праведных на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году.

Мы живём в замечательное время. Время возрождения святынь и созидания православной культуры в России. Епископат Русской Церкви вместе с пастырями стоит в авангарде этого процесса, часто сокрытого от сторонних наблюдателей. Вот почему священник – это истинный герой нашего времени. К пастырю обращены сердца сотен, а может быть, и тысяч православных людей. Ведя их неложной узкой дорогой покаяния через дебри XXI столетия, священник тем самым «вырабатывает» собственное спасение. Его жертвенный и бескорыстный труд окупается с лихвою. По мере нравственного укрепления паствы он сам созидает «внутреннего человека» силою Духа Святого, и Христос Своею благодатью вселяется в сердце священника. Так осуществляется «велия тайна благочестия», возрождение человеческого рода через Церковь Божию. Начало делу полагает таинство Крещения, продолжает и углубляет Исповедь, а завершает Божественная Евхаристия.

На фото: протоиерей Артемий Владимиров читает разрешительную молитву прихожанке в таинстве исповеди.
Таинство Покаяния
декоративная горизонтальная черта
Глава из книги «Благодать священства»