Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Тайна рождения слова

Беседа о слове. Каждое наше слово напоено энергией, которая почиет в духе человеческом. И если мысль рождается умом, то дух, исходя из глубин нашего сердца, насыщает и пронизывает собой слово.

01:31:14
Тайна рождения слова
Протоиерей Артемий Владимиров

Тема, которую я выбрал для нашей сегодняшней встречи, – тайна рождения слова. Мне, как священнику, хотелось бы поделиться своими размышлениями на данную тему, ведь на священника в час рукоположения снисходит благодать Святого Духа и разгорается в его сердце, сообщая ему и дар слова.

Апостол Павел в своём обращении у духовным чадам говорит об этом даре так:

“Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасёшь и слушающих тебя” (1 Тим. 4:16).

Поэтому первая обязанность служителя слова – вникать в самого себя, обращаться умом в сокровенные глубины сердца, где и рождается слово.

Если каждый человек будет совершать эту кропотливую работу, то Господь даст ему проникнуть в глубины собственного сердца, обнажит сокрытое от взора и раскроет человеку ту самую тайну рождения слова.

Тайна эта настолько велика, что над ней размышляли и ей изумлялись великие умы. Многие, не без основания размышляя над этой тайной, говорили о том, что дух наш, высшая способность души, рождает, изводит из себя мысль. Святые отцы называют умом дух человеческий, разумный дух, который ищет Бога и устремлён к Нему.

Как мысль исходит из нашего духа – по-прежнему остаётся тайной. Мы можем только сказать, что мысль рождается бесстрастно и безвидно. Мысль определяется как внутреннее слово. И это внутреннее слово ищет воплощения, хочет выявить себя вовне, что и свершается, когда из наших уст исходит слово. Становясь словом, мысль в некотором смысле обретает плоть.

И самое удивительное, что наши слова, мысль воплощённая – не пустышки. Каждое наше слово напоено, насыщенно энергией, которая также почиет в духе человеческом. И если мысль рождается умом, то дух, исходя из глубин нашего сердца, насыщает, пронизывает собой слово.

Каждое из наших слов чем-то наполнено. И мы, воспринимая слово, тем же духом, которым слово создаём, его осязаем, осмысливаем и взвешиваем. В зависимости от того, чем живёт наше сердце, рождается и воспринимается слово.

Конечно, каждый из нас, произнося слова, обращая свои слова к Богу или к людям, дышит определённым духом. Есть сердца тяжёлые, беспокойные, тревожные, а есть сердца лёгкие, мирные, слово которых исполнено внутреннего покоя, радости. Даже один и тот же писатель или оратор в разное время своей жизни бывает совершенно разным. Меняется его творчество, поскольку дух его становится иным.

Говорят, что в глубокой древности никто не смел брать в руки перо и писать под влиянием нахлынувших на него чувств. И если посмотреть на историю письменности на Руси, то мы увидим, что самые наши великие писатели и проповедники – это те, кто десятилетиями ожидал того снисхождения благодати, когда человеческое слово, исходящее из нашего сердца, бывает помазуемо Божественной энергией. И эта энергия сообщает ему слово и делает это слово бессмертным.

От преподобного Кирилла Туровского до праведного Иоанна Кронштадтского мы видим всё тот же закон, когда слово, очищенное в трудах, обретает свою истинную соль, истинную цену. Епископ Игнатий Брянчанинов, один из самых прекрасных духовных писателей XIX века, говорил о том, что ему был очень близок метод А.С. Пушкина, который никогда не пренебрегал кропотливейшим вымарыванием того, что впоследствии отливалось в шедевр и становилось достоянием мировой культуры.

Размышляя об этой тайне творчества, нужно было бы сказать, что подлинное творчество в любом виде искусства всегда символично, всегда отражает некоторую высшую небесную тайну, ибо сама способность творчества вложена в нас Творцом.

В истинном творчестве, словесном, музыкальном или живописном, всегда светит незримый свет. Почему подлинное произведение всегда оставляет ощущение тайны и недосказанности? Потому что человек не может воплотить всё то, что прикасается к его душе. Есть некоторая неразгаданная тайна, рассчитанная на неразумного созерцателя или слушателя, который, приобщаясь к искусству, сам умом восходит в “области заочны”. Таким должно быть и наше человеческое слово.

На фото: отец Артемий Владимиров и Ренара Ахундова в Доме писателя (Екатеринбург)
о. Артемий Владимиров и Ренара Ахундова в Доме писателя (Екатеринбург)
декоративная горизонтальная черта