Нашли ошибку? Ctrl/Cmd+EnterНашли ошибку?
Ctrl/Cmd + Enter

Величит Ангел Рождество Христа

Протоиерей Артемий Владимиров

Радостью Рождественской встречи поделился батюшка Артемий под сводами прекрасного зала Московской Консерватории, куда ещё в юности приводила его бабушка на встречу с музыкой. И вот спустя годы, будучи уже священником, он вернулся сюда, чтобы в Рахманиновском зале вместе с хором «Благовест» напомнить слушателям о традициях русских Святок – и в дворянском доме, и в крестьянской семье, когда люди дарили друг другу духовные стихи, песнопения, раскрывали Священное Писание, читали Пророков. Радостно видеть, как в наши дни жива эта традиция.

Рождение Младенца предсказывали пророки еще за 600 лет до Рождества. «Чрево Девы соделается небом; как купина неопаленная, приемлет Пречистая огнь Божества». Ожиданием был пронизан даже языческий мир: девственные весталки предрекали рождение Бога от Девы, и Вергилий в «Энеиде» говорил о будущем явлении Божественного Младенца.

Православная церковь не просто напоминает нам о великом событии, но делает нас участниками Таинства, вводит в этот мир...

В России праздник Рождества неразрывно связан с морозом, снегом, и батюшка прочитал свои стихи, раскрывающие нам удивительный мир, где «детей мороз румянит», «лучится дивная Звезда»:

Волхвы в дороге, свет в пастушьем стане…
Величит Ангел Рождество Христа!

 

Батюшка, размышляя о тайне Рождества, привел интересный пример: если растереть в пальцах горчичное зернышко, то аромат заполнит всю комнату – так же и мы в жерновах нашего ума и сердца должны как бы перетереть повествование Евангелия, чтобы наполниться его ароматом и дышать.

Что происходило в эти дни? Мария, будучи непраздной, претерпела в своей жизни множество испытаний. Еще до рождения Сына ей пришлось столкнуться и с подозрениями Иосифа, и с тяжким путём в Вифлеем, опасностями, да и пещера – не самое комфортное место для рождения ребенка. Лишь полное доверие своему Господу и молитвенное обращение к Нему приносило облегчение. Да еще – сознание великого Чуда: рождение Бога. Об этом – стихотворение батюшки «Рождественская тайна».

Мария чувствовала: «Сущий, Безначальный, Замерзнув, чает от нее тепла». Она кормила Того, Кто «с небес низводит влагу и питает Цветущие эдемские сады». И очень трогательно Вездесущий Бог, прильнул к подушке, «на правый повернувшись бок…»

Атмосферу особого торжества поддерживал хор «Благовест», неустанно славивший Рождество Христово.

Батюшка рассказал, что известные слова: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» принадлежат простым пастухам, пришедшим поклониться в Вифлееме Божественному Младенцу.

В своем стихотворении, посвященном «вифлеемским пастушкáм», батюшка подчеркивает простоту, открытость их сердец и чистоту помыслов:

Поверьте, часто простецы
Не знают злобы и лукавства:
Средь первозданной красоты
Нетленные вкушают яства
И созерцают горний мир…
 

Услышав о чуде, они в восторге и благоговении приблизились к яслям поклониться Богу и застыли близ Марии, «Боясь задеть Её гиматий».

Но тема детства не всегда связана с праздником – в том же Писании она носит порой характер трагический и кровавый. Ум и сердце не могут вместить трагедию вифлеемских младенцев. Тело Христа всегда ломимо было, говорил еще патриарх Алексий I.
Не всегда мы можем сразу увидеть, каков был Промысл Божий…

Через 33 года Рожденному в яслях будут кричать: «Распни!» – может, от этого уберег Господь этих младенцев?.. По преданию, разбойником, по правую руку от Христа на кресте, был человек, которого когда-то плачущим младенцем заметила Пречистая Дева, и чтобы успокоить, взяла на руки и покормила. Так через эти годы благодать, проникшая в него со святым молоком Божией Матери, возросла в предсмертное покаяние и вопль: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!» Другой же разбойник оставался в неверии и лишь усмехался, как и те, кто распинали Сасителя…

Избитые младенцы, навеки сохранившие невинность и святость, незримо участвуют и в мировом процессе. Когда мы возводим взор на звездное небо, на Млечный путь, сияние этих звёзд напоминает нам о душах вифлеемских младенцев, тайно присутствующих в нашей жизни.

В стихотворении «Вифлеемские младенцы» автор помещает их души «В кроне Древа… среди Рая» – там они словно «вечнозеленые листья». Убитые младенцы сораспяты Христу:

То Рахили убитые чада,
Наземь павшие красною гроздью,
Стали сродниками Иисуса…

 

Согласно Писанию, Спаситель был странником еще до рождения и на всю жизнь – путь семьи в Вифлеем, бегство в Египет, странствия по Иудее, путь на Голгофу… Это должно напомнить нам, что и все мы на земле странники, как и Он: «Так странником пребудет на земле Рожденный Девой и в воловьих яслях Обретший колыбель…»

И всё же важной составляющей на этом рождественском вечере была обращенность к детству, и батюшка не забыл и маленьких слушателей, к которым обратил весёлые святочные стихи:

…Я лечу самозабвенно
На коньках, при лунном свете…
К изумлению Вселенной,
В горностаевом жакете.
 

В других стихах его герой тянется за снежинкой:

 
...Тяну я шею, словно эму,
Не чудо ли, взмываю ввысь!
И вопреки движенью снега
Я подымаюсь к небесам,
Где светит мне созвездье Вега.
Бог крылья дал, машу я сам.

 

После заключительного великолепного песнопения хора «Благовест» батюшка подарил нам последнее стихотворение, славящее пришествие Бога в мир и объединяющее все темы, прозвучавшие на праздничном вечере:

 
Спаситель, прикоснуться даруй
К Твоим младенческим перстам,
Пока в крови не скрылись алой
На перекладине Креста!
К челу хочу Богомладенца
Приблизить я свои уста,
Пока не ужаснули сердце
Шипы тернового венца.
Христе, Царю новорожденный,
Ты Путь, и Истина, и Жизнь.
Небесный Свет в вертепе тёмном,
Молитвы детской не отринь!
Рождество Христово
декоративная горизонтальная черта